chatlanin: (guard)
Император Александр III обладал благороднейшим, — это мало сказать благороднейшим, — Он обладал именно царским сердцем. Такое благородство, какое было у Александра III, могло быть только, с одной стороны, врождено, а с другой стороны — не испорчено жизнью. И эта неприкосновенность чистоты сердца могла имеет место только при тех условиях, в каких находятся и Наследники русского престола и русские Цари, то есть условия, которые не заставляют человека ради своего положения, или ради положения своих близких, кривить душою и закрывать глаза на то, чего не хотелось бы видеть. У русских Императоров и у Наследников русского престола нет всех тех интересов, которые имеются у обыкновенного смертного, интересов эгоистических, материальных, которые так часто портят человеческое сердце.

Я не стану спорить о том, что Император Александр III был человек сравнительно небольшого образования, можно сказать, Он был человек — ординарного образования. Но вот, с чем я не могу согласиться и что часто мне приходилось слышать, — это с тем, что Император Александр III не был умным. Надо условиться — что подразумевать под словом ум, — может быть, у Императора Александра III был небольшой ум — рассудка, но у него был громадный, выдающийся ум — сердца, это своего рода ум, присутствие которого часто, в особенности в положении лиц, которым приходится умом предвидеть, предчувствовать и предопределять — несравненно важнее ума — рассудка.

Наконец, у Императора Александра III было совершенно выдающееся благородство и чистота сердца, чистота нравов и помышлений. Как семьянин — это был образцовый семьянин; как начальник и хозяин — это был образцовый начальник и образцовый хозяин. У него никогда слово не расходилось с делом.

Он мог относительно того, в чем он был не уверен — не высказать, смолчать, ожидать; но если что-нибудь он сказал, то на его слово можно было рассчитывать, как на каменную гору.

Вследствие этого, Император Александр III пользовался, с одной стороны, общим доверием и уважением всех своих приближенных, а с другой стороны, что гораздо еще важнее, уважением и доверием всего света.

Я сказал, что он был хороший хозяин; Император Александр III был хороший хозяин не из-за чувства корысти, а из-за чувства долга. Я не только в Царской семье, но и у сановников, никогда не встречало того чувства уважения к государственному рублю, к государственной копейке, которым обладал Император Александр III. Он каждую копейку русского народа, русского государства берег, как самый лучший хозяин не мог бы ее беречь.

Будучи при нем два года министром финансов и, наконец, зная его отношение к финансам, еще когда я был директором департамента министерства финансов, — я должен сказать, что именно благодаря Императору Александру III, Вышнеградскому, а затем, в конце концов, и мне — удалось привести финансы в порядок; ибо, конечно, ни я, ни Вышнеградский не могли бы удержать всех порывов к бросанию зря направо и налево денег, добытых кровью и потом русского народа, если бы не могучее слово Императора Александра III-го, который сдерживал все натиски на государственную казну.

В смысле государственного казначея, можно сказать, что Император Александр III был идеальным государственным казначеем — и в этом отношении облегчал задачу министра финансов.

Точно так же, как он относился к деньгам государственного бюджета, так же он относился и к собственному своему хозяйству. Он терпеть не мог излишней роскоши, терпеть не мог излишнего бросания денег; жил с замечательной скромностью. Конечно, при тех условиях, в которых приходилось жить Императору, часто экономия его была довольно наивна. Так, например, я не могу не сказать, что в Его царствование, когда я был министром, при дворе ели сравнительно очень скверно. Я не имел случая часто бывать за столом Императора, но что касается так называемого гофмаршальского стола, то за этим столом так кормили, что можно сказать, почти всегда, когда приходилось там есть, являлась опасность за желудок.

И, кажется, Император Александр III не мог достигнуть того, чтобы исправить гофмаршальскую часть. Сам Император Александр III любил пищу чрезвычайно простую, и когда Ему Его стол приедался, то Он, будучи уже, бедный, больным, в последние полгода Его жизни, или немного более, иногда, просил как лакомства, чтобы ему приносили обед обыкновенный солдатский или охотничий из ближайших казарм или охотничьей команды.

Когда Император Александр III вступил на престол, то Он сейчас изменил обмундирование, сделав его весьма простым и поэтому, сравнительно, дешевым. Он любил русский костюм — поддевку с большими широкими панталонами и высокими сапогами, и костюм всего войска во всем он приспособил к этому типу.
<...>
Главнейшая заслуга Императора Александра III в том, что он процарствовал 13 лет мирно, не имея ни одной войны, кроме самой ничтожной экспедиции в Ахалтеке; но он дал России эти 13 лет мира и спокойствия не уступками, а справедливою и непоколебимою твердостью. Он умел внушить заграницею уверенность, с одной стороны, в том, что Он не поступит несправедливо по отношению к кому бы то ни было, не пожелает никаких захватов; все были покойны, что Он не затеет никакой авантюры. Его царствование не нуждалось в лаврах; у него не было самолюбия правителей, желающих побед посредством горя своих подданных для того, чтобы украсить страницы своего царствования. Но об Императоре Александр III все знали, что, не желая никаких завоеваний, приобретений, никаких военных лавров — Император никогда, ни в каком случае не поступится честью и достоинством вверенной Ему Богом России.

Император Александр III, как я уже сказал, не любил говорить много, в особенности не любил говорить фраз; это Его черта; и Его гигантская фигура, представлявшая какого-то неповоротливого гиганта, с крайне добродушной физиономией и бесконечно добрыми глазами, внушала Европе, с одной стороны, как будто бы страх, а с другой — недоумение: что это такое? Все боялись, что если вдруг этот гигант да гаркнет?

Мы все помним то время, когда Император Александр III умирал в Ялте, и ближайшие месяцы после этого, когда вдруг вся Европа почувствовала, что уходит сила, которая держала своей нравственной фигурой Европу в мирном и спокойном положении; только тогда всё сознали ту громадную роль, которую играл этот Император в международном мировом отношении.

Как относился Император Александр III к войне, показывает следующий факт. Я припоминаю, что как-то раз, по поводу какого-то доклада — чуть ли не касающегося пограничной стражи, у нас перешел разговор на войну. И вот что мне сказал Император Александр III:

— Я рад, что был на войне и видел сам все ужасы, неизбежно связанные с войною, и после этого, Я думаю, что всякий человек с сердцем не может желать войны, а всякий правитель, которому Богом вверен народ, должен принимать все меры для того, чтобы избегать ужасов войны, конечно, если его (правителя) не вынудят к войне его противники, — тогда грех, проклятия и все последствия этой войны — пусть падут на головы тех,-кто эту войну вызвал.

У Императора Александра III каждое слово — не было пустым звуком, как мы это часто видим у правителей: очень часто правители говорят по тому или другому случаю ряд красивых фраз, которые затем забываются через полчаса. У Императора Александра III никогда слово не расходилось с делом. То, что он говорил — было им прочувствовано, и он никогда уже не отступал от сказанного им.

Таким образом, в общем говоря, Император Александр III, получив Россию, при стечении самых неблагоприятных политических конъюнктур, — глубоко поднял международный престиж России без пролития капли русской крови.

Можно сказать, что в конце своего царствования Император Александр III был главнейший фактор мировой международной политики.

Император Александр III в значительной мере восстановил нашу армию после той дезорганизации, которая произошла вследствие турецкой войны конца 70-х годов.

Благодаря характеру Императора Александра III, его министры финансов могли начать организовывать финансы Империи.

<...>
При Императоре Александре III, в особенности со времени моего вступления в должность директора департамента железнодорожных дел и потом, когда я был министром путей сообщения и министром финансов, — снова начала увеличиваться сеть русских железных дорог, то есть постройки железных дорог, которые при Императоре Александре II, в конце Его царствования, а в особенности, после войны — прекратились.

При Императоре Александре III в России круто повернулась таможенная система и от фритредерства мы перешли к протекционизму. Этот переход был сделан при Вышнеградском, при моем большом участии — в качестве директора департамента железнодорожных дел; было это сделано потому, что Император Александр III сознавал, что Россия может сделаться великой лишь тогда, когда она будет страною не только земледельческою, но и страною промышленною; что страна без сильно развитой обрабатывающей промышленности — не может быть великой. Россия не могла быть великой, не будучи страною не только земледельческою, но и промышленною.

И вот, является вопрос, если Император Александр III, — как многие думают, — не был ни образованным человеком — во всяком случае, не был ученым, (а лица которые Его не понимали и не понимают, и не знают, — говорят, что Он был даже не умным) — то чему же, если не уму — сердца, уму — души приписать такого рода мысли, какие были незыблемы у Императора Александра III? Разве не нужно уметь сознавать, уметь понять — не от разума, а скоре от царского сердца, — что страна, вверенная Ему Богом, не может быть великой без водворения промышленности? А раз у Императора Александра III было это сознание, Он твердо настаивал на введении протекционной системы, благодаря которой Россия ныне обладает уже значительно развитой промышленностью и несомненно все более и более двигается в этом отношении вперед и недалеко уже то время, когда Россия будет одною из величайших, промышленных стран.
Этим Россия будет обязана исключительно началам, которые решился положить Император Александр III.

Чтобы понять это, нужно помнить, что переход от фритредерства к протекционизму всегда встречал громадные затруднения со стороны общественного мнения и правящих кругов.
Нужно было, чтобы явились больше люди, которые могли бы пойти против господствующего настроения, против господствующего мнения и сломали бы его.
У нас в России это мог сделать один Император и при том Император столь твердый, столь мудрый — каким был Император Александр III.

<...>
Императору Александру III-му ставится в укор также и перемена земского положения 64-го года на положение девяностого года; введение земских начальников — вообще введение принципа какого-то патриархального покровительства над крестьянами, как бы в предположении, что крестьяне навеки должны остаться таких стадных понятий и стадной нравственности.

Я эти воззрения считаю глубоко неправильными воззрениями, которые уже имели очень большие дурные последствия, выразившиеся в событиях, разгоревшихся в 1905 году; эти воззрения еще будут иметь громадный дурные последствия в жизни России. Может быть, дурные последствия произойдут из-за неустройства крестьян, из-за неустройства их правовых отношений, вследствие того, что на крестьян смотрят, как на людей особого рода, не на таких как мы; например, что для них должны быть какие-то особые нормы, особые порядки, и в этом я вижу в будущем большие пертурбации в жизни Российской Империи.

Это была ошибка Императора Александра III, но тем не менее, я не могу не засвидетельствовать, что это была ошибка не только добросовестная, но ошибка в высокой степени душевная. Император Александр III относился глубоко сердечно ко всем нуждам русского крестьянства, в частности, и русских слабых людей вообще. Это был тип, действительно, самодержавного монарха, самодержавного русского царя; а понятие о самодержавном русском царе неразрывно связано с понятием о царе, как о покровителе-печальнике русского народа, защитнике русского народа, защитнике слабых, ибо престиж русского царя основан на христианских началах; он связан с идеей христианства, с идеей православия, заключающейся в защите всех слабых, всех нуждающихся, всех страждущих, а не в покровительстве нам, которым Бог дал по самому рождению нашему, или вообще благодаря каким-нибудь благоприятным условиям особые привилегии, то есть нам русским дворянам, и в особенности русским буржуа, которые не имеют того хорошего, того благородного, что встречается во многих русских дворянах, но зато в избытке имеют все то нехорошее, что дают излишества жизни, обесценение ценности чужого труда, а иногда и чужого сердца.

Я убежден в том, что если бы Императору Александру III-му суждено было продолжать царствовать еще столько лет, сколько Он процарствовал, то царствование Его было бы одно из самых великих царствований Российской Империи.

chatlanin: (Default)
Россикон высказался о "Матильде".
Вот всё, что нужно знать русским людям об этом. Внутренние пружины кукловодов, кто, как и 100 лет назад, в условиях войны, раскачивает корабль "Россия" и лишает народ национального самосознания.

Россикон о "Матильде" стр.1

Россикон о "Матильде" стр.2

chatlanin: (Default)
Нет, "мастера культуры", слава Богу, уже не всё у нас позволено пачкать вашими дряблыми ручонками моральных импотентов, с пресыщенными извращёнными умами. Не 90-е.
Порадовал Кавказ, первым вступившийся за Белого Царя:

  • Минкультуры учтет просьбу главы Чечни Рамзана Кадырова не показывать в республике фильм Алексея Учителя «Матильда»

    «Десятки тысяч людей разных конфессий просят не допустить публичный прокат фильма в Российской Федерации в связи с тем, что расценивают его как преднамеренное издевательство над чувствами верующих людей, оскорбление из религиозных чувств и унижение человеческого достоинства, а также осквернение святынь и многовековой истории народов России», – писал Кадыров.

    В тексте обращения отмечается, что такое решение было принято после ознакомления с информацией, полученной от депутата Госдумы Натальи Поклонской.

  • Вслед за Кадыровым запретить «Матильду» попросил Дагестан

    В распоряжении «КП» появилось письмо, подписанное первым зампредом Правительства Дагестана Анатолием Карибовым.

    - Изучив информацию от депутата Госдумы РФ Поклонской о многочисленных заявлениях граждан об оскорблении религиозных чувств верующих сюжетной линией фильма «Матильда» режиссера Учителя и руководствуясь Конституцией Российской Федерации <...> прошу вас, уважаемый Владимир Ростиславович, исключить Республику Дагестан из прокатного удостоверения на показ фильма «Матильда», - говорится в тексте письма.

    Наталья Поклонская рассказывала «КП», что есть ряд писем от глав регионов, которые поддержали запрет фильма Учителя.

    - Не только Рамзан Ахматович обратился с таким письмом на имя министра культуры, но и главы других регионов такие же письма подготовили.

  • Депутат [Поклонская] напомнила, что на Кавказе существовала «Дикая Дивизия», хранившая верность Николаю Второму.

    - В его [Кадырова - ch.] письме говорится, что в Чечне уважают собственную республику и помнят подвиги своих предков, - объяснила Поклонская. - Они говорят, что остаются наследниками победителей – «Дикой Дивизии», которая была верна государю Николаю Второму до конца. Многие из них положили жизни за Российскую империю. Мы должны помнить и чтить заветы предков, уважать их. «Дикая Дивизия» была и есть гордостью русской армии.
Ждем остальные регионы, особенно русские. Поклонская - молодец, методично доводит начатое до конца. Мединскому - строгий выговор, с занесением.

chatlanin: (izba-chitalnya)
Друзьям ("Нет, я не льстец...")

Нет, я не льстец, когда царю
Хвалу свободную слагаю:
Я смело чувства выражаю,
Языком сердца говорю.

Его я просто полюбил:
Он бодро, честно правит нами;
Россию вдруг он оживил
Войной, надеждами, трудами.

О нет, хоть юность в нем кипит,
Но не жесток в нем дух державный:
Тому, кого карает явно,
Он втайне милости творит.

Текла в изгнаньи жизнь моя,
Влачил я с милыми разлуку,
Но он мне царственную руку
Простер - и с вами снова я.

Во мне почтил он вдохновенье,
Освободил он мысль мою,
И я ль, в сердечном умиленьи,
Ему хвалы не воспою?

Я льстец! Нет, братья, льстец лукав:
Он горе на царя накличет,
Он из его державных прав
Одну лишь милость ограничит.

Он скажет; презирай народ,
Глуши природы голос нежный,
Он скажет: просвещенья плод -
Разврат и некий дух мятежный!

Беда стране, где раб и льстец
Одни приближены к престолу,
А небом избранный певец
Молчит, потупя очи долу.


1828

Первая встреча Государя Николая Павловича с Пушкиным состоялась в конце августа 1826 года, когда Император подписал резолюцию о вызове поэта в Москву. Александр Сергеевич был представлен Николаю I в Чудовом дворце. С этого времени между монархом и его подданным завязываются непростые отношения, вызывавшие в те времена много толков, так что поэт был вынужден объясниться с друзьями в стихотворении "Нет, я не льстец...".

Как бы то ни было, факты состоят в том, что после дуэли Пушкина на Черной речке Государь приказал своему личному врачу наблюдать за раненым, а после кончины поэта учредил Опеку над малолетними детьми и имуществом камер-юнкера А.С. Пушкина. Опека выплатила все частные долги Пушкина в размере 92,500 рублей, а Государь, в свою очередь, простил целиком долг поэта казне в размере 43,000 рублей. Итого, более 135 тысяч рублей. Это лишь долги, а ведь был ещё пенсион его жене и дочери до замужества, а сыновьям - до устройства на службу. Кроме того, были изданы произведения поэта, с перечислением гонорара семье.

chatlanin: (Default)
Originally posted by [profile] pereklichka at Памятник Александру III в Новосибирске


Там, где небо прошито дробью
Звёзд, вспоровших полночный мрак,
Император застыл над Обью,
Чуть замедлив суровый шаг.

На железном его мундире –
Двух столетий седая мгла,
Неоглядная ширь Сибири
У подножья его легла.

Император! Из тёмной сини
Он глядит сквозь круженье лет,
И на плечи его Россия
Давит тяжестью эполет.

Этот памятник–наважденье,
Будто вещий державный Рок,
Знаменует собой рожденье
Транссибирских стальных дорог.

Над Байкальскою хмурой бездной,
Над Алтайскою цепью гор
Волей царственною, железной,
Вековечный пробит простор,
Чтоб столетия неустанно
Мчал Империи вал стальной
До Великого океана,
До предела, на край земной!

Миротворец, строитель, воин,
Божьей милостью Государь
Твёрдо–холоден и спокоен…
Но – густеет ночная хмарь,

Меркнут звёзды, звереет ветер,
Вырастает чумной фантом, –
Нет покоя на этом свете,
Нет забвенья на свете том.

Лишь года пролетают тенью…
Но – стоит пред бесовской тьмой
Этот памятник–наважденье,
Строгий символ Руси живой!

Д. Кузнецов
__________________
На фото – памятник Императору Александру III, работы С.Щербакова, установленный летом 2012 года в Новосибирске.
chatlanin: (izba-chitalnya)
Оказывается, Андрей Бабицкий - монархист, что не может не радовать. И хотя я не согласен с концовкой (потому что нам нужна именно "анахроническая форма самодержавия" или хотя бы конституционная монархия с реально правящим государем, иначе нет никакого смысла в восстановлении и профанации идеи), очень хороший и своевременный текст.


Если нам удастся восстановить монархический строй, то мы обязательно поставим в услужение ему все наработанные культурой демократии формы контроля – и парламент, и суд, и общество с его богатейшими структурами самовыражения.

Монархия в России невосстановима одномоментно по двум причинам.

Во-первых, утрачена ее идея. Благодаря советской власти ее упорно соединяют с крепостным правом, помещичьим произволом, дурью одного, сидящего где-то очень высоко, человека, шпицрутенами, гигантскими земельными наделами дворян, дарованными монаршей волей, бесправием народа и многим другим.

Во-вторых, это невозможно по институциональным причинам – у нас отсуствуют механизмы, которые могли бы привести монарха к власти. Утрачено понимание того, что такое Земский собор – собрание лучших, а не выбранных.

Когда некоторые наши публицисты утверждают, что Кремль точно указал место, отведенное монархической идее, которое расположено в маргинальном предбаннике, они не понимают: кремлевские философы и богословы просто не имеют полномочий ставить в этой теме точку, ибо она существенно шире того государственного опыта, который мы, к счастью или к несчастью, проживаем в оные времена.

По идее, конечно же, монархия – это государственный строй, который много качественней демократии. Демократия реализует чаяния жить лучше. Политик, пообещавший изменить жизнь простого человека к лучшему и представивший доказательства, что он в состоянии это сделать, и есть основной персонаж демократии.

Государь же может позволить себе не исходить из идеи ежечасного, ежедневного исправления скверных условий жизни своих подданных, хотя и это тоже является его задачей.

Его главной целью является установление справедливости, ибо его власть – это власть от Бога, и в своем монаршем делании он руководствуется евангельскими истинами, которые прежде всего направлены на то, чтобы сделать жизнь человека не легче, а чище и нравственней.

Именно поэтому для монарха будет важней спасти други своя, а не обеспечить подданным своего государства дополнительные блага за счет позиции невмешательства в дела соседей, которые уютно и кромешно сносят этим самым нашим людям головы.

В каком-то смысле политика Путина – это чистый царизм, поскольку, взяв под защиту Крым и Донбасс, он серьезно усложнил жизнь российских граждан. Если бы его решения диктовались не его срощенностью, соединенностью с духом народа, а прокручивались бы через демократическую процедуру, когда в момент решения каждый сам себе расчетливый эгоист, то, конечно же, результат был бы совершенно иным. И Крым был бы не наш, и пенсии старикам Донбасса никто бы не выплачивал.

Понятно также, откуда тоска по монархии в нашем потерявшем нравственные ориентиры обществе. Разрушив СССР, который мы сейчас, с высоты нашего сиротского существования, воспринимаем как идеальное общественное устройство, мы перестали себе доверять.

Патернализм, тяга к сильному государственному началу, которое всех нас бы причесало, поставило в строй и направило в нужном направлении – это основа нашего психологического настроя, общая наша тревога, слезы нашей душевной неустроенности.

Конечно, нам как русским нужен монарх. Мы должны вверить свои неразумные и мятущиеся души крепкой воле Божественного посланника, рыцаря, оберегающего в нас не то, что требует комфорта, а то, что скрытно, но неистребимо жаждет правды и справедливости.

Понятно, что ни о каких анахронических формах самодержавия не может идти и речи. Если нам удастся восстановить монархический строй, то мы обязательно поставим в услужение ему все наработанные культурой демократии формы контроля – и парламент, и суд, и общество с его богатейшими структурами самовыражения.

Но нам будет важно знать одно – ход нашей истории определяется не нашей эгоистичной самостью на выборах, а высоким челом человека, каждое решение которого поверяется Книгой и ее заповедями.

Я думаю, что для России это неизбежный выбор. Мы слишком эмоциональны, гневливы, живем в плохих климатических условиях, склонны роптать, не доверяем себе, властям, природе, хулим Господа, когда входим в особый раж.

Мы не обитатели детского сада, именуемого Европой, где все сходятся в кружок по свистку.

Нам противопоказана демократия, ибо в момент выбора мы вытащим самую плохую карту, тогда как всею своей жизнью мы, как добровольно принятое на себя бремя, тащим по жизни правду. Нашему бродячему и отчаянному, склонному доходить до последних пределов уму нужен водитель, который черпал бы свои умения из вод другой глубины.

Я не думаю, что Кремль или Путин могут быть компетентны в рассмотрении этого вопроса. Это проблема уровня ядра нашего народа, и мы обязательно с этим что-то сделаем.

Не боись, ребята, без монарха не останемся!

chatlanin: (guard)
Это просто чудо и промысел Божий, что антирусская власть в счастливые времена оттепели взяла натурное интервью у Василия Шульгина, выжившего и доживавшего свой век во Владимире.
Одна из ключевых фигур русского национализма, убежденный монархист, потомственный дворянин, редактор газеты "Киевлянин", всю жизнь боровшийся с украинским сепаратизмом, депутат II, III и IV Государственных Дум от правых Волынской губернии, и просто отличный публицист и писатель. Взапой читал его статьи, книги "Дни", "1920", "Три столицы".
Горящий факел русской национальной идеи он сумел передать нам, ныне живущим, в фильме 1964 года "Перед судом истории", через всю цензуру и ёрничание советской власти.
Итак, Василий Витальевич вспоминает:



chatlanin: (guard)
"Когда нет единоначалия, наступает коллективная безответственность. Поэтому когда у страны есть внешние вызовы, очаги сопротивления внешние, необходимо принимать в этой части более жесткие меры… Сегодня, на мой взгляд, России нужна монархия", — сказал Аксенов в эфире телеканала "Первый Крымский".

При этом глава Крыма считает, что от демократии в виде вседозволенности нет пользы, наглядный пример тому Украина.
"Я считают, что нам такая демократия, в таком виде, в каком она преподносится западными СМИ, не нужна. У нас есть свои традиционные православные ценности, духовности. Демократия должна быть до определенных, нормальных пределов", — подчеркнул Аксенов.
Наш человек! Надо до самых чёртиков наесться нынешней олигархией, всеми этими Димонами, Чайками, Цапками и Ролдугиными, чтобы понять как нас жестоко наебали в марте 1917.

chatlanin: (on duty)
Стругацкий А. Н., Стругацкий Б. Н. "Трудно быть богом."

Но что же вы все-таки посоветовали бы всемогущему? Что, по-вашему, следовало бы сделать всемогущему, чтобы вы сказали: вот теперь мир добр и хорош?..

Будах, одобрительно улыбаясь, откинулся на спинку кресла и сложил руки на животе. Кира жадно смотрела на него.

- Что ж, - сказал он, - извольте. Я сказал бы всемогущему: «Создатель, я не знаю твоих планов, может быть, ты и не собираешься делать людей добрыми и счастливыми. Захоти этого! Так просто этого достигнуть! Дай людям вволю хлеба, мяса и вина, дай им кров и одежду. Пусть исчезнут голод и нужда, а вместе с тем и все, что разделяет людей».

- И это все? - спросил Румата.

- Вам кажется, что этого мало?

Румата покачал головой.

- Бог ответил бы вам: «Не пойдёт это на пользу людям. Ибо сильные вашего мира отберут у слабых то, что я дал им, и слабые по-прежнему останутся нищими».

- Я бы попросил бога оградить слабых, «Вразуми жестоких правителей», сказал бы я.

- Жестокость есть сила. Утратив жестокость, правители потеряют силу, и другие жестокие заменят их.

Будах перестал улыбаться.

- Накажи жестоких, - твёрдо сказал он, - чтобы неповадно было сильным проявлять жестокость к слабым.

- Человек рождается слабым. Сильным он становится, когда нет вокруг никого сильнее его. Когда будут наказаны жестокие из сильных, их место займут сильные из слабых. Тоже жестокие. Так придётся карать всех, а я не хочу этого.

- Тебе виднее, всемогущий. Сделай тогда просто так, чтобы люди получили всё и не отбирали друг у друга то, что ты дал им.

- И это не пойдёт людям на пользу, - вздохнул Румата, - ибо когда получат они всё даром, без трудов, из рук моих, то забудут труд, потеряют вкус к жизни и обратятся в моих домашних животных, которых я вынужден буду впредь кормить и одевать вечно.

- Не давай им всего сразу! - горячо сказал Будах. - Давай понемногу, постепенно!

- Постепенно люди и сами возьмут всё, что им понадобится.

Будах неловко засмеялся.

- Да, я вижу, это не так просто, - сказал он. - Я как-то не думал раньше о таких вещах... Кажется, мы с вами перебрали все. Впрочем, - он подался вперёд, - есть ещё одна возможность. Сделай так, чтобы больше всего люди любили труд и знание, чтобы труд и знание стали единственным смыслом их жизни!

- Я мог бы сделать и это, - сказал он. - Но стоит ли лишать человечество его истории? Стоит ли подменять одно человечество другим? Не будет ли это то же самое, что стереть это человечество с лица земли и создать на его месте новое?

Будах, сморщив лоб, молчал обдумывая. Румата ждал. За окном снова тоскливо заскрипели подводы. Будах тихо проговорил:

- Тогда, господи, сотри нас с лица земли и создай заново более совершенными... или ещё лучше, оставь нас и дай нам идти своей дорогой.

- Сердце мое полно жалости, - медленно сказал Румата. - Я не могу этого сделать.

chatlanin: (Default)
1 января 1649 года Генри Мартен внес в палату общин Англии проект ордонанса, гласившего:
Поскольку известно, что Карл Стюарт, теперешний король Англии, не довольствуясь многими посягательствами на права и свободы народа, допущенными его предшественниками, задался целью полностью уничтожить древние и основополагающие законы и права этой нации и ввести вместо них произвольное и тираническое правление, ради чего он развязал ужасную войну против парламента и народа, которая опустошила страну, истощила казну, приостановила полезные занятия и торговлю и стоила жизни многим тысячам людей... изменнически и злоумышленно стремился поработить английскую нацию... На страх всем будущим правителям, которые могут пытаться предпринять нечто подобное, король должен быть привлечен к ответу перед специальной судебной палатой, состоящей из 150 членов, назначенных настоящим парламентом, под председательством двух верховных судей.
Для приобретения силы закона ордонансу требовалось утверждение палаты лордов. Однако 80 из 100 лордов покинуло Вестминстер, а даже те 12, что явились на заседание 2 января, проект отвергли, после чего объявили о недельном перерыве в заседаниях и поспешно уехали из столицы. Это был ожидаемый результат. Кроме того, в декабре 1648 года Кромвель предусмотрительно провел чистку палаты общин: 47 членов арестованы, 96 исключены. Так что оставшимся парламентариям, сплоченным открытым мятежом против короля, отступать было уже некуда. 4 января они декларировали, что в качестве единственно избранной народом палаты (а народ — источник всякой справедливой власти) являются высшей властью в стране и их решения не нуждаются в подтверждении никакой другой палаты. Из списка членов специального суда были вычеркнуты значившиеся там немногие имена пэров. Так впервые был официально провозглашен принцип: народ — источник всякой власти под Богом, что имело далеко идущие последствия. Во-первых, устраняло необходимость в палате лордов, во-вторых, позволяло судить короля, а самое главное - открывало прямую дорогу к любому ограничению власти монарха, произволам и диктатуре. 6 января палата общин приняла акт об учреждении специального Верховного суда над королем в составе 135 членов, назначенных парламентом. Предвидя отказ многих предполагаемых участников, палата еще 3 января постановила, что суд будет правомочен вынести приговор при наличии даже 20 его членов.
Доставленный на первое заседание последний король Божией милостью Карл I нарочито не снял шляпы, а в ответ на зачитанное обвинение заявил: "Я хотел бы знать, какой властью я призван сюда, то есть какой законной властью?"
Это рушило стройную концепцию народного суда, король отказывался признавать его законность и отвечать на обвинение, делая сборище откровенно бунтовщическим. Пытаясь сохранить лицо, председатель Джон Бредшоу стал требовать от Карла ответа "именем народа Англии, которым вы избраны королем". Всегда заикавшийся Карл вдруг стал говорить ясно и четко:
Англия никогда не была выборной монархией, а на протяжении без малого тысячи лет являлась монархией наследственной. Я нахожусь не в качестве признающего власть суда... Я не вижу палаты лордов, которая (вместе с общинами) составляет парламент... Покажите мне законные основания (суда), опирающиеся на слова Божьи, Писание или... конституцию королевства, и я отвечу.
Не имея никакого внятного возражения королевскому слову, Бредшоу прибег к безотказному способу - приказал удалить подсудимого из зала. Трибунал попал в ловушку - пытаясь публично судить короля по праву, которое принадлежало только королю. А молчанием король лишь подтверждал свою королевскую власть, отнятую у него незаконно. Все последующие заседания король так и не признал законность суда, отвечая только, чтобы пояснить права и свободы своих подданных:
Если бы речь шла только обо мне, я ограничился бы сделанным в первый день заявлением о незаконности этого суда... Но дело не только во мне, речь идет о свободе и праве народа Англии.
...
Я должен сказать вам, что ваши вольности и свободы заключены в наличии правительства, в тех законах, которые наилучшим образом обеспечивают вам жизнь и сохранность имущества. Это проистекает не из участия в управлении, которое никак вам не надлежит.
...
Для меня невозможно признать новый суд, о котором я никогда раньше не слышал, я - ваш король, и какой пример я подал бы своим подданным... До тех пор, пока не буду убежден, что этот суд не противоречит законам королевства, я не могу отвечать на ваши вопросы.



Бредшоу прервал подсудимого напоминанием, что он находится перед судом и должен с этим считаться. Карл ответил: "Я вижу, что нахожусь перед силой". Тогда поднялся Генеральный прокурор Кук и, обращаясь к Бредшоу, по-большевистски отрезал: караул устал "милорд, палата общин, верховная власть и юрисдикция этого королевства декларировали виновность короля. Истинность предъявленного ему обвинения ясна, как кристалл, как свет солнца и как полдень. Если же суд еще не удовлетворен, я прошу выслушать показания свидетелей... с тем чтобы всемерно ускорить приговор".
Ясность, как кристалл и свет солнца в полдень окончили фарс правосудия. 27 января 1649 года Верховный Суд удалился на совещание. Кромвель подогревал решительность судей, заявляя, что нельзя верить ни единому слову, ни одному предложению или обещанию Карла. Ожидать добра от человека, от которого сам Всевышний отшатнулся? Через полчаса публичное заседание было возобновлено, но в зал вернулись только 59 членов. В обширной заключительной речи Бредшоу сделал судьбоносное заявление:
Существует договор, заключенный между королем и его народом, и обязательства, из него вытекающие, обоюдосторонние. Обязанность суверена защищать свой народ, обязанность народа - верность суверену. Если король однажды нарушил свою клятву и свои обязательства, он уничтожил свой суверенитет.
Так горстка лавочников и буржуа превратила короля в простое должностное лицо, произвела королевскую власть не от Бога, а от договора и заявило о своем праве не только восстать против короля, но и убить его, если он окажется неэффективным менеджером.
30 января 1649 года на площади перед королевским дворцом Уайтхолл европейская монархия начала свой путь от облеченных властью от Бога государей до опереточных корольков, бряцающих регалиями на потеху толпе, для благообразия называемой "общественным договором". Три стенографиста, находившиеся тогда на эшафоте, записали последние слова короля перед казнью: "помните!"
Надо ли пояснять, что все закончилось сначала, как водится, провозглашением демократической республики ("охвостьем" палаты общин в 41 человек), а потом - учреждением ЧК и личной диктатурой Кромвеля?
Примечательно, что накануне судилища король Франции Лю­довик XIV даже издал специальную "Декларацию христианского короля Франции против ужаснейшего процесса мятежной парламентской партии и солдат Англии против короля их страны", где писал:
Намерение устроить суд над личностью короля, что является действием столь не­навистным и столь разрушительным для публичных прав принцев и народа, который подобным образом попадает в рабство и не знает законов, кроме законов меча, что мы чувствуем себя обязанными по законам Бога и людей, по долгу христиан, а также по праву короля или спасти из плена невинную личность нашего соседа-короля и на­шего дяди, или отомстить за все оскорбления, в результате которых ему может быть причинен вред.
Однако всего каких-то сто с лишним лет спустя Французская революция довершит победу торгашей над королевской властью, и концепция "общественного договора" начнет победное шествие по континенту. Последним пал казавшийся неприступным бастион на Востоке - наследник Византийской Империи Третий Рим.

Впрочем, иногда случается flashback - у свадебных анператоров вдруг просыпается генетическая память. Когда в 2008 году парламент Люксембурга разрешил эвтаназию, Великий герцог Анри I назвал закон "аморальным и противоречащим базовым христианским ценностям" и, воспользовавшись одной из немногих оставшихся привилегий, отказался подписать его. Этот демарш вызвал сильнейший скандал в 400-тысячном герцогстве. Ответ парламента был быстрым и четким. Монарха лишили его последней прерогативы. Отныне Великий герцог не утверждает государственные указы своей подписью, а лишь визирует их. Король царствует, но не управляет. Помните, господа монархи. Помните, как завещал вам Карл I.

chatlanin: (Default)
Два манифеста, отделенных 20 годами, сущий пустяк, но какая страшная между ними легла пропасть.

1896 год. Свет и радость, уже несущие в себе зародыш будущей катастрофы.

БОЖИЕЮ МИЛОСТИЮ
МЫ, НИКОЛАЙ ВТОРЫЙ,
ИМПЕРАТОР И САМОДЕРЖЕЦ ВСЕРОССИЙСКИЙ,
Царь Польский, Великий Князь Финляндский, и прочая, и прочая, и прочая.


      Объявляем всем верным Нашим подданным.
      Во дни торжественного венчания Нашего на Царство население Первопрестольной столицы, слившись воедино с представителями всей земли Русской, явило отрадныя сердцу Нашему свидетельства одушевленной любви и беззаветной преданности народа своему Государю. Эти народныя чувства, издревле укреплявшия дух Державных Предков Наших и в годину радости, и в годину печали, с особенною силой выразились в день народного праздника, послужили Нам трогательным утешением в опечалившем Нас, посреди светлых дней, несчастии, постигших многих из участников празднества, а перед лицом всей России засвидетельствовали несокрушимость уз, связующих Нас с любезным и верным народом Нашим.
      Всевышняя благодать, святым помазанием запечатлевшая призвание Наше, да подаст Нам, молитвами всех верных и благочестивых сынов России, силу и мудрость к совершенно служению Нашему благу возлюбленного отечества.
      Дан в Первопрестольном граде Москве в 26-й день мая, в лето от Рождества Христова тысяча восемьсот девяносто шестое. Царствования же Нашего во второе.

      На подлинном Собственного Его Императорского Величества рукою написано:

"Николай"




1917 год. Предвестник смерти.

Ставка
Начальнику штаба

    В дни великой борьбы с внешним врагом, стремящимся почти три года поработить нашу родину, Господу Богу угодно было ниспослать России новое тяжкое испытание. Начавшиеся внутренние народные волнения грозят бедственно отразиться на дальнейшем ведении упорной войны. Судьба России, честь геройской нашей армии, благо народа все будущее дорогого нашего Отечества требуют доведения войны во что бы то ни стало до победного конца. Жестокий враг напрягает последние силы, и уже близок час, когда доблестная армия наша совместно со славными нашими союзниками сможет окончательно сломить врага. В эти решительные дни в жизни России почли МЫ долгом совести облегчить народу НАШЕМУ тесное единение и сплочение всех сил народных для скорейшего достижения победы и в согласии с Государственной Думою признали МЫ за благо отречься от Престола Государства Российского и сложить с СЕБЯ Верховную власть. Не желая расстаться с любимым Сыном НАШИМ, Мы передаем наследие НАШЕ Брату НАШЕМУ Великому Князю МИХАИЛУ АЛЕКСАНДРОВИЧУ и благословляем его на вступление на Престол Государства Российского. Заповедуем Брату НАШЕМУ править делами государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу. Во имя горячо любимой Родины призываем всех верных сынов Отечества к исполнению своего святого долга перед Ним повиновением Царю в тяжелую минуту всенародных испытаний и помочь ЕМУ вместе с представителями народа вывести Государство Российское на путь победы, благоденствия и славы. Да поможет Господь Бог России.

"Николай"
г.Псков.
2 марта, 15 час. 1917 г.
Министр императорского двора генерал-адъютант граф Фредерикс



Великая ложь нашего времени - народовластие. С отречением Русь слиняла в три дня, а вместе с ней и т.н. "представители народа". Впереди Россию ждали не "путь победы, благоденствия и славы", а гражданская война и смерть.

chatlanin: (Default)
В политический процесс в Бельгии активно, что не характерно для него, вмешался король бельгийцев Альберт Второй. Он проводит консультации с политическими силами страны, которые вот уже более пяти месяцев - рекордный срок за всю историю государства - не могут договориться о сформировании правительства. Монарх пытается примирить валлонских и фламандских политиков. Последние выступают за реформу государства и максимальную автономию для Фландрии внутри Бельгии. Валлоны сопротивляются.

Кризис в стране обострился 7 ноября после того, как комиссия по внутренним делам бельгийского парламента (голосовали одни фламандские депутаты) высказалась за раздел брюссельского избирательного округа на фламандскую и валлонскую части. Валлоны сочли подобный шаг дискриминационным.

Будь страна не монархическая, она давным-давно бы уже развалилась. Примеров тому в Европе вагон и маленькая тележка. Особенно хрестоматийные истории с Югославией и СССР, которые под скипетром были едины и неделимы, а при коммунистах держались только на авторитарных лидерах. Пали режимы, и все тут же рассыпалось.
А еще будь король настоящий, а не свадебный, от фламандского сепаратизма не осталось бы и следа, равно как и от дурацкого федерализма.
chatlanin: (Default)
Сегодня загадка будет практически безнадежной - отгадать без подглядывания в интернет почти невозможно. Тем не менее, человек этот известен абсолютно всем выпускникам советских школ. Более того, большевистские идеологи и составители учебников его весьма и весьма жаловали, если не сказать больше.
Итак, кому принадлежат слова:
Нельзя вывести из опыта, каким образом из отеческой власти явилась царская власть, отец стал царем; но в умозрении это очень понятно. История не может показать картины развития идеи отца в идею царя, история не помнит этого, потому что это явление довременное. Но тем яснее, что Кто внушил человеку чувство мистического, религиозного уважения к виновнику дней своих, освятил сан и звание отца, Тот освятил сан и звание царя, превознес его главу превыше всех смертных и земную участь его поставил вне зависимости от случайной воли людской, сделав личность его священною и неприкосновенною. Человечество не помнит, когда преклонило оно колени перед царскою властию, потому что эта власть была не его установлением, но установлением Божиим, не в известное и определенное время совершившимся, но от века в Божественной мысли пребывшим. Поэтому царь есть наместник Божий, а царская власть, замыкающая в себе все частные воли, есть прообразование единодержавия вечного и довременного разума. Достоинство монарха есть священство, и в Таинстве помазания совершается непосредственная передача власти царю от Бога, и "сердце царево в руце Божией", и, как говорит Шекспиров Ричард II:
Елей с помазанного короля
Не могут смыть все воды океана!..
Дыхание земных людей не может
С избранного наместника Творца
Снять сан его!..



Вот почему, отдавая подданному приказание идти, монарх не оглядывается назад, чтобы удостовериться, исполняется ли его приказание; вот почему его слово - закон, мание руки его - повеление, взгляд очей - гроза или милость. Он творит, "как власть имеющий" {Евангелие от Матвея, гл. VII, ст. 29.}, и власть его не от него, но свыше.
Комменты пока скринятся.

Update. Отрывок принадлежит перу неистового Виссариона Белинского. Того самого вольнодумца, которым нас мучили в школе. Это его аннотация к "Письмам русского офицера" Ф. Н. Глинки об Отечественной войне 1812 года, кстати, весьма интересным.

chatlanin: (Default)
Помимо "настольной книги для русского человека", труда "Россия и Европа", и менее известной критики теории Дарвина "Дарвинизм", перу Данилевского принадлежат и публицистические статьи. С огромным удовольствием прочитал его отповедь либеральное прессе тех годов, где Николай Яковлевич как всегда блестяще показал сущность русского государства и русского самодержавия. И хотя исторической государственности больше нет на Руси, шутовская природа парламентаризма ничуть не изменилась.
При чтении некоторых наших газет, мне представляется иногда этот вожделенный Петербургский парламент ...
ораторская кафедра, на которую устремлены все взоры и направлены все уши, а на ней оратор, защищающий права и вольности русских граждан. Я представляю себе его великолепным, торжествующим, мечущим громы из уст и молнии из взоров, с грозно поднятою рукой, слышу восторженные: слушайте, слушайте, браво, и иронические: о-го! Но между всеми фразами оратора, всеми возгласами депутатов, рукоплесканиями публики, мне слышатся, как все заглушающий аккомпанемент, только два слова, беспрестанно повторяемые, несущиеся ото всех краев Русской земли: шут гороховый, шут гороховый, шуты гороховые!
Привожу статью полностью.
Н. Я. Данилевский
"Несколько слов по поводу конституционных вожделений нашей «либеральной прессы»"

("Московские ведомости" 1881, 20 мая)

С некоторого времени все чаще и чаще стали появляться в наших либеральных журналах более или менее ясные и определенные намеки на то, что единственно действительным лекарством для уврачевания наших общественных зол и бед было бы введение у нас конституции по образцу просвещенных государств Запада. Намеки эти столь часто повторяются, что в части нашей печати, держащейся других воззрений, выражаемые этими намеками вожделения должны были быть разоблачаемы и опровергаемы. И я желал бы сказать по этому предмету несколько слов. Прежде всего, дабы избежать действительных недоразумений или умышленных уверток, надо точно определить, что разуметь под словом конституция. В обширном смысле оно обозначает государственное устройство вообще, и в таком смысле конституцией обладает и Россия. Но, конечно, не об этом идет речь. Всякому известно, что слово конституция имеет еще и другой, несравненно более тесный, но, по этому самому, и более точный, определенный смысл.

Под конституцией разумеется такое политическое учреждение, которое доставляет гарантию, обеспечение известного политического и гражданского порядка не только от нарушения его подчиненными агентами власти, но и самим главою государства. Конституция есть, следовательно, ограничение верховной власти монарха или, точнее, раздел верховной власти между монархом и одним или несколькими собраниями, составленными на основании избрания, или родового наследственного права. В этом ограничении, в этом разделении власти вся сущность дела: есть оно — есть и конституция; нет его — нет и конституции, и никакая гласность, никакие совещательные учреждения, при посредстве которых желания, потребности, нужды народа могли бы доходить до сведения верховной власти, конституции в этом смысле еще не составляют.

Далее )
chatlanin: (Default)
Нам хочется, чтобы к власти в России пришел хоть какой-нибудь завалящий патриот или государственник, о бóльшем не мечтается.
А представьте, что страной правит русский националист. Ему нет дела до Совета Европы, ОБСЕ и лордов Джаддов, так что он может спокойно положить на них и поудить рыбу. К нему не ездит эмиссар из Орды с указаниями, а МВФ не дает формулы катастрофы советы. Его дети не увезены предусмотрительно на Запад, где уже открыты счета и куплена недвижимость. Он не рядится в костюмы чукчи, чтобы казаться мультикультурным и толерантным для поддержания видимости межэтнического мира в "многонациональной РФ". Мира потому столь хрупкого и ненадежного, что русским в нем нет места - да, тяжело управлять 83% угнетенными и ограбленными. Наоборот, правитель опирается в первую очередь на русских и строит Россию для них.
Теперь представьте, что националист у власти два президентских срока. Три. Его сменяет другой националист. И снова, и снова. Сто, двести, триста лет... Представили? А результаты?
Чему удивляться, что при Царях русское государство расширялось и крепло, превратившись из карликовой Московии, затерянной в болотах на задворках Европы, в могущественную Империю от Балтики до Тихого океана, и ни одна пушка в Европе не могла стрельнуть без ее согласия. Сейчас, когда под присмотром международного капитала нам предлагают каждые четыре года демократически менять шило на мыло, смертельно боящееся самого слова "русский", чтобы не потерять свои богатства на Западе, Россия лишь распродает по дешевке фамильное богатство. Большая квартира разменена, имущество заложено и, того и гляди, бывших хозяев выселят кредиторы.
Существующее положение вещей лаконично описал американский неоконсерватор Ричард Перл:
С Россией возможен только один разговор — We win, you lose. Sign here.
Ты еще не подписал, Путин?
chatlanin: (Default)
Царской семье повторно отказано в реабилитации
С непонятным упорством, достойным лучшего применения, В.к. Мария вновь и вновь обращается к россиянским властям с просьбой признать убийство царской семьи "политическими репрессиями" и "реабилитировать" погибших. И вновь и вновь получает законный отказ - никаких доказательств репрессий нет, убийство - обычная уголовщина. Прокуратура пытается сохранить лицо и остаться в рамках УК, хотя вообще-то, если отбросить всю юридическую шелуху, испокон веков это называлось цареубийством. Страшный и тяжкий грех, ложащийся на всех. Но Мария Владимировна, судя по всему, считает по-другому. Вот был Помазанник Божий, Хранитель веры, Отец нации. Потом "общественный договор" расторгли с обоюдного согласия, царь стал "гражданином Романовым", "господином полковником". Паспорт N xxx. Выдан ххх. Гражданина репрессировали.
Это как если бы Бурбоны посчитали республиканские власти Франции легитимными, а значит, признали свержение Людовика XVI и судилище над ним, официально подали прошение признать несчастного короля жертвой репрессий и полностью реабилитировать его. Трагифарс.
Да что там Франция! Наша русская история. Был ли жертвой политических репрессий Александр II? Как никак, пал от рук "политических противников", террористов? И что сделал его сын? Обратился в прокуратуру? Он сделал то, что должен был - построил Храм Воскресения Христова, с неугасимой лампадой над местом, где пролилась царская кровь. Чтобы русские люди могли выразить свою скорбь и покаяние, молить о спасении себя и Отечества из рода в род. И конечно, верить в Воскресение.
Что должны делать настоящие царские потомки, если они действительно Царские, а не "граждане Романовы"? Нынешняя власть в России незаконна - в Русский дом ворвались тати, ограбили хозяина, убили его, а детей выгнали на улицу. Признать ее, значит, признать убийц, все их декреты и постановления, все последующие беззакония, гонение веры и геноцид русских людей. А самое главное - согласиться с клятвопреступлением в феврале 1917 года. Но позвольте, если один раз можно преступить присягу Государю Императору, значит, и потом можно, когда обстоятельства сложатся соответственно? Голод, война, усталость... Разве нет? Нужны ли России вот такие лояльные новой власти законопослушные "граждане Романовы"? Нет, братцы. России нужны люди Царской крови, которые точно знают - Помазанника Божия нельзя "репрессировать", можно только совершить грех цареубийства. И чтобы дать народу возможность замолить грехи своих предков, надо построить на месте цареубийства храм покаяния и молитвы.
chatlanin: (Default)
Бог, по образу Своего небесного единоначалия устроил на земле царя; по образу Своего вседержительства — царя самодержавного; по образу Своего царства непреходящего, продолжающегося от века и до века, — царя наследственного

Филарет (Дроздов), митрополит Московский

chatlanin: (Default)
Если бы Рейн был морем, если бы добродетель была единственным стимулом человеческой деятельности, если бы лишь заслуги прокладывали путь к власти, я бы стремился к республике.
Наполеон III
Немного витиевато, но верно. Одна из причин, почему я убежденный монархист.
chatlanin: (Default)
К этому. Это прекрасная иллюстрация к тому, чтобы понять, для чего же оно все-таки нужно, это страшное, реакционное, мракобесное Самодержавие, с которым так любила бороться русская интеллигенция.
Чтобы Император Всероссийский и Хозяин Земли русской не превратился в свадебного анператора (как в Англии) или в лучшем случае, в "эффективного менеджера", выбранного акционерами и действующего на основании устава АО Россия (то есть, некоего столь любимого либералами "общественного договора", а в худшем - исключительно в интересах крупного бизнеса (причем, вероятнее всего, даже не отечественного), он должен быть самодержавным. Увы, мало кто из наших доблестных дореволюционных "властителей дум" и "борцов за народное счастье" понимал великолепную формулу русской государственности, отточенную веками трудной истории и щедро политую русской кровью - Православие-Самодержавие-Народность. Они вообще мало что понимали в России. Тем более, ее совершенно не понимают сейчас, включая многих наших уважаемых империалистов, сплошь в большинстве своем западников, по сути, предлагающих нам действовать теми же бзежинскими методами "шахматной доски".

September 2017

S M T W T F S
     1 2
34 5 6 7 89
10 11 12 13 14 1516
171819 20 21 2223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 06:48 pm
Powered by Dreamwidth Studios