chatlanin: (Default)
Кроме русских, единственно и исключительно русских,
мне вообще никто не нужен, не мил и не интересен.

Бесконечная Россия вдали, бесконечная душевными дарами еще более, чем протяжением
есть достаточно великая цель, чтобы нам, русским, со многими примириться, и чтобы инородцам от многого отказаться.

Даже если будет все это место полно червями и тлением, я останусь здесь, в России.
С глупыми - останусь. С плутами - останусь. Почему?
Здесь говорят о бессмертии души, о Боге, о Вечной Жизни.


Василий Розанов


Das_ist_Russland.jpg
chatlanin: (guard)
Император Александр III обладал благороднейшим, — это мало сказать благороднейшим, — Он обладал именно царским сердцем. Такое благородство, какое было у Александра III, могло быть только, с одной стороны, врождено, а с другой стороны — не испорчено жизнью. И эта неприкосновенность чистоты сердца могла имеет место только при тех условиях, в каких находятся и Наследники русского престола и русские Цари, то есть условия, которые не заставляют человека ради своего положения, или ради положения своих близких, кривить душою и закрывать глаза на то, чего не хотелось бы видеть. У русских Императоров и у Наследников русского престола нет всех тех интересов, которые имеются у обыкновенного смертного, интересов эгоистических, материальных, которые так часто портят человеческое сердце.

Я не стану спорить о том, что Император Александр III был человек сравнительно небольшого образования, можно сказать, Он был человек — ординарного образования. Но вот, с чем я не могу согласиться и что часто мне приходилось слышать, — это с тем, что Император Александр III не был умным. Надо условиться — что подразумевать под словом ум, — может быть, у Императора Александра III был небольшой ум — рассудка, но у него был громадный, выдающийся ум — сердца, это своего рода ум, присутствие которого часто, в особенности в положении лиц, которым приходится умом предвидеть, предчувствовать и предопределять — несравненно важнее ума — рассудка.

Наконец, у Императора Александра III было совершенно выдающееся благородство и чистота сердца, чистота нравов и помышлений. Как семьянин — это был образцовый семьянин; как начальник и хозяин — это был образцовый начальник и образцовый хозяин. У него никогда слово не расходилось с делом.

Он мог относительно того, в чем он был не уверен — не высказать, смолчать, ожидать; но если что-нибудь он сказал, то на его слово можно было рассчитывать, как на каменную гору.

Вследствие этого, Император Александр III пользовался, с одной стороны, общим доверием и уважением всех своих приближенных, а с другой стороны, что гораздо еще важнее, уважением и доверием всего света.

Я сказал, что он был хороший хозяин; Император Александр III был хороший хозяин не из-за чувства корысти, а из-за чувства долга. Я не только в Царской семье, но и у сановников, никогда не встречало того чувства уважения к государственному рублю, к государственной копейке, которым обладал Император Александр III. Он каждую копейку русского народа, русского государства берег, как самый лучший хозяин не мог бы ее беречь.

Будучи при нем два года министром финансов и, наконец, зная его отношение к финансам, еще когда я был директором департамента министерства финансов, — я должен сказать, что именно благодаря Императору Александру III, Вышнеградскому, а затем, в конце концов, и мне — удалось привести финансы в порядок; ибо, конечно, ни я, ни Вышнеградский не могли бы удержать всех порывов к бросанию зря направо и налево денег, добытых кровью и потом русского народа, если бы не могучее слово Императора Александра III-го, который сдерживал все натиски на государственную казну.

В смысле государственного казначея, можно сказать, что Император Александр III был идеальным государственным казначеем — и в этом отношении облегчал задачу министра финансов.

Точно так же, как он относился к деньгам государственного бюджета, так же он относился и к собственному своему хозяйству. Он терпеть не мог излишней роскоши, терпеть не мог излишнего бросания денег; жил с замечательной скромностью. Конечно, при тех условиях, в которых приходилось жить Императору, часто экономия его была довольно наивна. Так, например, я не могу не сказать, что в Его царствование, когда я был министром, при дворе ели сравнительно очень скверно. Я не имел случая часто бывать за столом Императора, но что касается так называемого гофмаршальского стола, то за этим столом так кормили, что можно сказать, почти всегда, когда приходилось там есть, являлась опасность за желудок.

И, кажется, Император Александр III не мог достигнуть того, чтобы исправить гофмаршальскую часть. Сам Император Александр III любил пищу чрезвычайно простую, и когда Ему Его стол приедался, то Он, будучи уже, бедный, больным, в последние полгода Его жизни, или немного более, иногда, просил как лакомства, чтобы ему приносили обед обыкновенный солдатский или охотничий из ближайших казарм или охотничьей команды.

Когда Император Александр III вступил на престол, то Он сейчас изменил обмундирование, сделав его весьма простым и поэтому, сравнительно, дешевым. Он любил русский костюм — поддевку с большими широкими панталонами и высокими сапогами, и костюм всего войска во всем он приспособил к этому типу.
<...>
Главнейшая заслуга Императора Александра III в том, что он процарствовал 13 лет мирно, не имея ни одной войны, кроме самой ничтожной экспедиции в Ахалтеке; но он дал России эти 13 лет мира и спокойствия не уступками, а справедливою и непоколебимою твердостью. Он умел внушить заграницею уверенность, с одной стороны, в том, что Он не поступит несправедливо по отношению к кому бы то ни было, не пожелает никаких захватов; все были покойны, что Он не затеет никакой авантюры. Его царствование не нуждалось в лаврах; у него не было самолюбия правителей, желающих побед посредством горя своих подданных для того, чтобы украсить страницы своего царствования. Но об Императоре Александр III все знали, что, не желая никаких завоеваний, приобретений, никаких военных лавров — Император никогда, ни в каком случае не поступится честью и достоинством вверенной Ему Богом России.

Император Александр III, как я уже сказал, не любил говорить много, в особенности не любил говорить фраз; это Его черта; и Его гигантская фигура, представлявшая какого-то неповоротливого гиганта, с крайне добродушной физиономией и бесконечно добрыми глазами, внушала Европе, с одной стороны, как будто бы страх, а с другой — недоумение: что это такое? Все боялись, что если вдруг этот гигант да гаркнет?

Мы все помним то время, когда Император Александр III умирал в Ялте, и ближайшие месяцы после этого, когда вдруг вся Европа почувствовала, что уходит сила, которая держала своей нравственной фигурой Европу в мирном и спокойном положении; только тогда всё сознали ту громадную роль, которую играл этот Император в международном мировом отношении.

Как относился Император Александр III к войне, показывает следующий факт. Я припоминаю, что как-то раз, по поводу какого-то доклада — чуть ли не касающегося пограничной стражи, у нас перешел разговор на войну. И вот что мне сказал Император Александр III:

— Я рад, что был на войне и видел сам все ужасы, неизбежно связанные с войною, и после этого, Я думаю, что всякий человек с сердцем не может желать войны, а всякий правитель, которому Богом вверен народ, должен принимать все меры для того, чтобы избегать ужасов войны, конечно, если его (правителя) не вынудят к войне его противники, — тогда грех, проклятия и все последствия этой войны — пусть падут на головы тех,-кто эту войну вызвал.

У Императора Александра III каждое слово — не было пустым звуком, как мы это часто видим у правителей: очень часто правители говорят по тому или другому случаю ряд красивых фраз, которые затем забываются через полчаса. У Императора Александра III никогда слово не расходилось с делом. То, что он говорил — было им прочувствовано, и он никогда уже не отступал от сказанного им.

Таким образом, в общем говоря, Император Александр III, получив Россию, при стечении самых неблагоприятных политических конъюнктур, — глубоко поднял международный престиж России без пролития капли русской крови.

Можно сказать, что в конце своего царствования Император Александр III был главнейший фактор мировой международной политики.

Император Александр III в значительной мере восстановил нашу армию после той дезорганизации, которая произошла вследствие турецкой войны конца 70-х годов.

Благодаря характеру Императора Александра III, его министры финансов могли начать организовывать финансы Империи.

<...>
При Императоре Александре III, в особенности со времени моего вступления в должность директора департамента железнодорожных дел и потом, когда я был министром путей сообщения и министром финансов, — снова начала увеличиваться сеть русских железных дорог, то есть постройки железных дорог, которые при Императоре Александре II, в конце Его царствования, а в особенности, после войны — прекратились.

При Императоре Александре III в России круто повернулась таможенная система и от фритредерства мы перешли к протекционизму. Этот переход был сделан при Вышнеградском, при моем большом участии — в качестве директора департамента железнодорожных дел; было это сделано потому, что Император Александр III сознавал, что Россия может сделаться великой лишь тогда, когда она будет страною не только земледельческою, но и страною промышленною; что страна без сильно развитой обрабатывающей промышленности — не может быть великой. Россия не могла быть великой, не будучи страною не только земледельческою, но и промышленною.

И вот, является вопрос, если Император Александр III, — как многие думают, — не был ни образованным человеком — во всяком случае, не был ученым, (а лица которые Его не понимали и не понимают, и не знают, — говорят, что Он был даже не умным) — то чему же, если не уму — сердца, уму — души приписать такого рода мысли, какие были незыблемы у Императора Александра III? Разве не нужно уметь сознавать, уметь понять — не от разума, а скоре от царского сердца, — что страна, вверенная Ему Богом, не может быть великой без водворения промышленности? А раз у Императора Александра III было это сознание, Он твердо настаивал на введении протекционной системы, благодаря которой Россия ныне обладает уже значительно развитой промышленностью и несомненно все более и более двигается в этом отношении вперед и недалеко уже то время, когда Россия будет одною из величайших, промышленных стран.
Этим Россия будет обязана исключительно началам, которые решился положить Император Александр III.

Чтобы понять это, нужно помнить, что переход от фритредерства к протекционизму всегда встречал громадные затруднения со стороны общественного мнения и правящих кругов.
Нужно было, чтобы явились больше люди, которые могли бы пойти против господствующего настроения, против господствующего мнения и сломали бы его.
У нас в России это мог сделать один Император и при том Император столь твердый, столь мудрый — каким был Император Александр III.

<...>
Императору Александру III-му ставится в укор также и перемена земского положения 64-го года на положение девяностого года; введение земских начальников — вообще введение принципа какого-то патриархального покровительства над крестьянами, как бы в предположении, что крестьяне навеки должны остаться таких стадных понятий и стадной нравственности.

Я эти воззрения считаю глубоко неправильными воззрениями, которые уже имели очень большие дурные последствия, выразившиеся в событиях, разгоревшихся в 1905 году; эти воззрения еще будут иметь громадный дурные последствия в жизни России. Может быть, дурные последствия произойдут из-за неустройства крестьян, из-за неустройства их правовых отношений, вследствие того, что на крестьян смотрят, как на людей особого рода, не на таких как мы; например, что для них должны быть какие-то особые нормы, особые порядки, и в этом я вижу в будущем большие пертурбации в жизни Российской Империи.

Это была ошибка Императора Александра III, но тем не менее, я не могу не засвидетельствовать, что это была ошибка не только добросовестная, но ошибка в высокой степени душевная. Император Александр III относился глубоко сердечно ко всем нуждам русского крестьянства, в частности, и русских слабых людей вообще. Это был тип, действительно, самодержавного монарха, самодержавного русского царя; а понятие о самодержавном русском царе неразрывно связано с понятием о царе, как о покровителе-печальнике русского народа, защитнике русского народа, защитнике слабых, ибо престиж русского царя основан на христианских началах; он связан с идеей христианства, с идеей православия, заключающейся в защите всех слабых, всех нуждающихся, всех страждущих, а не в покровительстве нам, которым Бог дал по самому рождению нашему, или вообще благодаря каким-нибудь благоприятным условиям особые привилегии, то есть нам русским дворянам, и в особенности русским буржуа, которые не имеют того хорошего, того благородного, что встречается во многих русских дворянах, но зато в избытке имеют все то нехорошее, что дают излишества жизни, обесценение ценности чужого труда, а иногда и чужого сердца.

Я убежден в том, что если бы Императору Александру III-му суждено было продолжать царствовать еще столько лет, сколько Он процарствовал, то царствование Его было бы одно из самых великих царствований Российской Империи.

chatlanin: (stoj gnida)
14 марта 1996 года Совет Государственной думы внёс в повестку дня пленарного заседания подготовленный фракцией КПРФ,
Аграрной группой и группой «Народовластие» проект постановления «Об углублении интеграции народов,
объединявшихся в Союз ССР, и отмене Постановления Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 года о денонсации Договора об образовании СССР».
На следующий день Государственная дума приняла данное постановление, а также постановление «О юридической силе для Российской Федерации — России результатов референдума СССР 17 марта 1991 года по вопросу о сохранении Союза ССР»

Подписание Договора об образовании Союза России и Белоруссии

Интересно, властолюбивый дурачок ЕБН, когда в 1997 году подписывал создание т.н. "Союзного государства", то есть слабую попытку собрать вместе осколки страны (эта попытка в итоге всё равно провалилась), вспоминал как за 6 лет до этого он лично участвовал в уничтожении этого самого государства и, будучи номинально русским, рвал свой народ на части, подыгрывая украинской партноменклатуре?

chatlanin: (think different)
Михаил Казиник. "Тайны гениев":

Но было в моей жизни еще одно чувство, которое если и не примирило меня с советской властью, то отбросило мою ненависть к ней на задний план <…>
А примирило меня с жизнью в этой стране чувство гордости
за ее уникальные традиции культуры прошлого;
за удивительных людей – представителей старой русской интеллигенции ( ничего подобного в мире больше нет), часть которых я еще, слава Богу, успел встретить;
за величайшие в мире традиции гуманитарного образования, которые моя страна развивала вплоть до страшного большевистского переворота.

Примерно в то же время, когда я читал Достоевского, мне попалась на глаза маленькая книжечка о традициях русской культуры. Сейчас уже не помню, сколько и какие там авторы, у меня ее давно кто-то зачитал.
Но ясно помню потрясшую меня до глубины души историю времен русской дореволюционной гимназии. История следующая.

Это было в 1913 году.
Одиннадцатилетняя девочка, пансионерка Московской Ржевской гимназии, приставала к своему дядюшке с просьбой показать, что у него написано на медальоне, который тот всегда носил с собой на груди.Дядюшкин медальонДядюшка снял медальон и протянул девочке. Девочка открыла крышку, а там ничего не написано.
Кроме пяти нотных линеек и четырех нот: соль-диез – си – фа-диез – ми. Девочка помедлила мгновенье, а затем весело закричала:

-Дядюшка, я знаю, что здесь написано. Ноты на медальоне означают: «Я люблю Вас».

И вот здесь возникает вопрос.
Вы представляете себе, КАК УЧИЛИ ЭТУ ДЕВОЧКУ, если она, увидав четыре ноты, пропела их про себя, а пропев, узнала начало ариозо Ленского из оперы Чайковского «Евгений Онегин».
И начинается это ариозо – признание восемнадцатилетнего дворянина, поэта Владимира Ленского шестнадцатилетней дворянке Ольге Лариной – словами «Я люблю Вас» и четырьмя нотами, которые девочка и увидала на дядюшкином медальоне.
Оказалось, что этот медальон – столь оригинальное признание в любви, когда-то полученное девочкиным дядюшкой в подарок от своей невесты перед их свадьбой.
Но вы подумайте, ведь девочке только 11 лет! Каким же образом ее успели ТАК НАУЧИТЬ?
И не в специальной музыкальной школе, и не в музыкальном колледже, а в нормальной русской гимназии, да еще в начальных классах.

Вопрос, КАК учили эту девочку, я уже задал, теперь задам еще один вопрос, ответ на который выходит за рамки рассуждений об уровне образования только, а касается вопросов генофонда.

КАК НУЖНО НАУЧИТЬ МАЛЬЧИКА, ЧТОБЫ ОН КОГДА-НИБУДЬ ПОДОШЕЛ К ТАКОЙ ДЕВОЧКЕ, ЗАГОВОРИЛ С НЕЙ, ЗАИНТЕРЕСОВАЛ ЕЕ КАК ДОСТОЙНЫЙ СОБЕСЕДНИК, КАК ЛИЧНОСТЬ, А СО ВРЕМЕНЕМ ЗАВОЕВАЛ ЕЕ СЕРДЦЕ?

Здесь уже никакими модными штанами и престижными кроссовками делу не поможешь
Обучив девочку на таком уровне, ей как бы сделали прививку от бездуховности, от того потока примитивного однообразия, которое я условно называю «дискотечностью».
К этой девочке лишь бы какой мальчик не подойдет. Но если подойдет, то вряд ли найдет взаимопонимание. Ведь если мудро смотреть вперед – можно предположить, что эти дети в будущем поженятся, у них будут свои дети.
И они должны, естественно, воспитать этих детей на соответствующем духовном уровне.
Таким образом, речь здесь идет об УРОВНЕ КОНТАКТА, уровне духовного, культурного соответствия.
Мальчик обязательно должен быть духовным партнером этой девочки, находиться на уровне этой девочки, ее духовных запросов и приоритетов.
Следовательно, обучая девочку искусству, музыке, поэзии, уже в младших классах русской гимназии, воспитывая (или, лучше сказать, формируя) духовную потребность, думали о генофонде, об интеллектуальном обществе будущего.
Но существовал ли в русском обществе того времени мальчик – достойный партнер нашей маленькой гимназистки? Конечно, да! Вы не задумывались, почему все офицеры царской армии учились играть на рояле? Так ли это необходимо для боевой подготовки? Для боевой, быть может, и нет, а вот для генофонда – конечно же, да!!! Вдумайтесь, что это за образ – офицер, играющий на рояле? Да это же символ мужской гармонии – сочетание офицерства и музыки. С одной стороны, офицер – защитник, воин, а с другой – тонкий интерпретатор музыки Чайковского и Шопена.
У вас, читатель, голова не кружится от моих необузданных фантазий? А ведь я ничего не придумываю – читайте побольше русской литературы того времени.
А поэтические диспуты с сочинением и чтением собственных стихов прямо в казарме не хотите? А знание трех-четырех иностранных языков?
Ура!
Мы нашли нашей девочке партнера!
И речь здесь идет о достойном партнере, поверьте.

Высокое качество гуманитарного образования в России, начиная с 20-х годов XIX века и до начала 20-х годов века XX, породило невероятную потребность в культуре и подготовило культурный взрыв, подобного которому, думаю, история человечества до сих пор еще не знала. И большая часть того, что в мире известно и ценимо в русской культуре, - именно эти 100 лет невиданного расцвета литературы, поэзии, музыки, изобразительного искусства.


chatlanin: (Default)
Россикон высказался о "Матильде".
Вот всё, что нужно знать русским людям об этом. Внутренние пружины кукловодов, кто, как и 100 лет назад, в условиях войны, раскачивает корабль "Россия" и лишает народ национального самосознания.

Россикон о "Матильде" стр.1

Россикон о "Матильде" стр.2

chatlanin: (Default)
Кстати, испанцы, напуганные русским освоением Америки и продвижением на юг, в ответ на строительство Форта Росс срочно укрепили город Сан-Франциско, сделав его форпостом своего владычества над Калифорнией, хотя у русских задачи присоединения это края к Империи не стояло.
К слову, американцы с пиететом сохраняют следы русского присутствия, в самом Форте сотрудники ходят в русских рубахах-вышиванках, речка Русская до сих пор носит это имя, а в Сан-Франциско один из холмов тоже называется Русским.
Достопамятные дни России

30 августа / 12 сентября - 1812 г. Основано первое поселение русских на Аляске — Форт Росс
В XVIII веке русские промышленники, охотники и земледельцы начали осваивать Аляску и Алеутские острова. По всему северо-западному побережью Америки стали возникать поселения русских – места, которые позже назовут Русской Америкой. Форт Росс – первое европейское поселение и крепость на побережье северной Калифорнии в 80 км к северу от Сан-Франциско, и самая южная точка продвижения русских первопроходцев вдоль Северной Америки. Во время своих походов в 1808-1811 годы русский купец Иван Кусков провел исследование прилегающей территории залива Бодега. Особенно ему понравилось небольшое плато, обращенное к морю, в 20 милях от залива. Оно отделялось от остальной местности несколькими глубокими ущельями, что облегчало защиту. Более того, здесь располагались пастбища, рос строевой лес, была проточная вода – река Славянка (впоследствии названная американцами Русской) и лучший климат на побережье.
Форт Росс основан Кусковым 30 августа 1812 года и функционировал с 1812 по 1841 годы. На утесе, на высоте 100 футов над морем была успешно сооружена небольшая бревенчатая крепость. 47-летнй Кусков стал ее первым комендантом, был торжественно поднят русский флаг. Интересно, что выбор названия крепости был, как говорят, определен жребием. Под икону Спасителя положили несколько бумажек, и кто-то, перекрестившись, вытянул записку со словом «Росс». На открытие новой, самой южной колонии в Русской Америке вместе с русскими прибыли с Аляски алеуты, принявшие российское подданство. Первыми жителями крепости — всего немногим более 100 человек — были земледельцы, охотники, строители, купцы, священник, топограф, натуралист и даже художник.
Хотя этот участок формально был в юрисдикции испанцев, но принадлежал индейцам, у которых Кусков и купил его, заплатив 3 одеяла, 3 пары штанов, 2 топора, 3 мотыги, несколько ниток бус. В течение почти 30 лет форт служил опорным пунктом Российско-Американской компании, занимавшейся промыслом пушного зверя и торговлей на американском континенте. Форт представлял собой деревянную крепость, было воздвигнуто первое в Калифорнии здание часовни Пресвятой Троицы, которое стало историко-культурным и религиозным центром русской общины Сан-Франциско. В 1867 году США выкупили Аляску, и в настоящее время Форт Росс входит в состав национального заповедника штата Калифорния и является объектом исторической ценности. В крепости организован музей.

chatlanin: (Default)
Слава Севастополя родилась в Крымской войне,
когда защитники нашего города 349 дней отражали удары английских, французских и турецких войск.
В 1941-1942 гг. Севастополь опять был окружен неприятелем с суши и блокирован с моря.
На этот раз героическая осада длилась 8 месяцев.
С 1973г. стоят в почетном карауле в центре города у мемориала севастопольские школьники, одетые в матросскую форму.
За 250 дней фашисты предприняли три штурма города, сбросили на город бомб и выпустили снарядов больше,
чем за всю 2-ю мировую войну на Францию, Бельгию, Нидерланды, Данию и Люксембург,
вместе взятые.

Определенно, мне нравится это предложение Чалого. Особенно, вспоминая новейшие времена и твердое отстаивание Севастополем своей русскости, не смотря на все бандеровские "поезда дружбы" длинною в 23 года оккупации. И да, после Русской весны - этого величайшего подъема русского народа после 1945 года - и остановленного дальнейшего освобождения Новороссии, нам всем сейчас не хватает мечты.


Севастополь как патриотическая столица России
Алексей Чалый

Взяться за этот текст меня побудили промежуточные итоги тех результатов, что достигнуты за три с половиной года после исторического воссоединения Крыма с Россией.

Дух великой мечты и великой победы 18 марта 2014 года все еще бродит по Севастополю. И мы по-прежнему ждем чуда. И сожалеем о факте его опоздания на станцию назначения. Мы предъявляем претензии к власти и друг к другу. Мы выискиваем ошибки и наслаждаемся их обсуждением.

И дороги, кажется, уже делаются, и мусор убирается, и новые школы и детские сады строятся. И в конце экономического туннеля какой-то свет забрезжил. И свежая стратегия развития города аж до 2035 года принята. И все в ней, вроде бы, правильно расписано - бери да делай. Ан, нет - чего-то важного не хватает.

А, может быть, нам просто не хватает мечты, которая бы была облечена в простую формулу и в которую готовы поверить большинство горожан?

И тогда, как не раз бывало в нашей истории, все вдруг сложится. И мечта начнет становиться явью.

На формулу мечты натолкнул недавний визит Президента в Севастополь, во время которого были произнесены слова про "Русскую Мекку".

Слова эти, умноженные на статус Севастополя как города федерального значения, заставили меня задать самому себе следующий вопрос: Москва - административная и деловая столица России, Санкт-Петербург - культурная. А Севастополь, третий город федерального значения, - какая столица? Захотелось ответить: "Патриотическая".

И получилось: "Севастополь - патриотическая столица России".

Согласитесь, для такого ответа существуют веские основания.

С этих берегов святой апостол Андрей начал свой проповеднический путь в северное Причерноморье, ставшее, спустя века, Русью.

В Казачьей бухте Севастополя нашел свою исповедническую смерть великий Папа Римской Климент, мощи которого в IX веке обрели святые братья Кирилл и Мефодий. Именно в Херсонесе (Севастополе) они начали работать над созданием первославянской азбуки (глаголицы).

Здесь же князь Владимир принял православную веру, после чего Русь стала христианским государством.

Дважды Севастополь вставал перед армиями объединенной Европы - во время Крымской, и в годы Великой Отечественной войны, являя беспримерное мужество своих защитников.

Все это и создало особый дух Севастополя, который в свое время очень точно описал 26-летний артиллерийский подпоручик Лев Толстой: "Не может быть, чтобы при мысли, что и вы в Севастополе, не проникло бы в душу вашу чувство какого-то мужества, гордости, и чтобы кровь не стала быстрее обращаться в ваших жилах…".

Так что же такое патриотическая столица России - Севастополь?

Это город, в котором культурно-исторические сокровища и места боевой славы содержатся в таком виде, чтобы они могли достойно служить воспитанию подрастающего поколения и формированию чувства причастности каждого человека, считающего себя патриотом России, к прошлому, настоящему и будущему нашей Родины.

Но только сбережения музейного и мемориального пространства недостаточно.

Невозможно себе представить патриотическую столицу без современного городского пространства, бережного отношения к уникальной природе региона, современной экономики и образования.

Мы обязаны сохранить для потомков урочище Ласпи, пострадавшее в годы украинского безвременья.

Вернуть историческому центру города, захламленному рекламным мусором, статус уникального архитектурного пространства.

Создать новую городскую прибрежную зону, подобную основанному после Крымской войны Приморскому бульвару, который, к сожалению, и по сей день является единственной доступной публичной городской набережной.

Это неизбежно скажется не только на развитии экономики региона за счёт привычного для Крыма курортного отдыха, но и на процветании военно-исторического туризма, возможного в таких масштабах только в Севастополе.

Движение в этом направлении уже начато.

Восстанавливаются заброшенные за последние четверть века мемориальные комплексы на Малаховом кургане и Историческом бульваре.

Строится самый большой в России парк исторических реконструкций на Федюхиных высотах, филиал Парка Патриот на территории 30-й береговой батареи.

По поручению Президента РФ Владимира Путина в урочище Ласпи создается особо охраняемая природная территория (ООПТ), а между Карантинной и Артиллерийской бухтами - приморский парк.

Но только за счет туризма экономику в таком городе, как Севастополь, являющимся действующей главной базой Черноморского флота, не создать.

Необходимо развитие приоритетных отраслей экономики, опирающихся на многолетние севастопольские традиции: комплексного обслуживания флота, интеллектуальной электроэнергетики, виноделия.

После разрушительного бездействия в этих направлениях сделаны только первые шаги. Но, как говаривали наши китайские партнёры "даже путь в тысячу ли начинается с первого шага".

Реально ли пройти этот путь до конца?

Разумеется. У нас есть сам Севастополь с его уникальными историческими и природными объектами, патриотизм его жителей. Помощь федерального центра и личная поддержка Президента. Добавим к этому мечту о патриотической столице - и должно получиться.

Конечно, мы слышим голоса скептиков: "Вы бы сначала дырки в дорогах залатали. Вы бы сначала зарплаты подняли. Вы бы…". Это верно. И дырки на дорогах, и дырки в карманах нужно латать. Но это не может служить оправданием для бездействия и отказа от развития.

Вспомним опыт наших героических предков.

После Крымской войны, молодой тогда журналист "Нью Йорк трибьюн" Марк Твен писал: "Помпея сохранилась куда лучше Севастополя. В какую сторону ни глянь, всюду развалины, одни только развалины! Разрушенные дома, обвалившиеся стены, груды обломков - полное разорение. Будто чудовищное землетрясение всей своей мощью обрушилось на этот клочок суши".

После Крымской войны

Неужели тем, кто восстанавливал Севастополь после Крымской войны, было легче, чем нам сегодняшним?

А разве проще было восстанавливать истекший кровью город после его освобождения в 1944 году?

После 1944

Но наши деды справились и с этой задачей.

После 1945

В 2014-м году, когда, казалось бы, всякая надежда вернуться к естественному пути исторического развития была утрачена, мы тоже оказались достойными наших предков, найдя в себе силы и волю защитить Севастополь.

Уверен, что и сегодня мы можем и обязаны найти в себе эту силу и волю. И воплотить мечту - сделать Севастополь подлинной патриотической столицей России.


chatlanin: (izba-chitalnya)
Все мы слышали о декабристах, но почти ничего знаем о чем они писали из первых рук.
Руководитель Южного общества Пестель в "Русской правде" (1823 г.) посвятил целый параграф федеративному устройству государства и предсказал его гибельность для России. Прозорливость полковника "блестяще" подтвердили большевики, создав вместо единой и неделимой России лоскутный СССР с тикающим часовым механизмом, который взорвался через 70 лет, и века не потребовалось.

ГЛАВА ПЕРВАЯ. О ЗЕМЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ГОСУДАРСТВА

§4. Россия есть Государство Единое и Неразделимое.

Государства бывают или Неразделимыя, или федеративныя. Неразделимыми называются те в коих все части или области Государство составляющия, одну общую Верьховную Власть, один образ Правления и одни Законы имеют и признают и в коих ни одна область не имеет права частно для себя издавать Законы и Постановления. Федеративными же называются те Государства, в которых, области их составляющая хотя и признают общую над собою Верьховную Власть и обязываются совокупно действовать во всех Сношениях Внешних, при всем том право свое сохраняют законы делать и Постановления издавать для собственнаго своего внутреннаго Гражданскаго и Политическаго образования и устроивать свое правление по частному своему Усмотрению. Главная Разница посему между Неразделимыми и федеративными Государствами состоит в том что Право издавать Законы, образовать общественныя Учреждения и распоряжать Государственными Делами находится в Неразделимом Государстве в одной только Верьховной Власти а в федеративном Государстве разделяется между общею Верьховною Властью и частными областными Властями. С перваго взгляду может федеративное Устройство Государства показаться удобным и приятным: ибо каждой области возможность дает действовать по своему Усмотрению и своей воле; но при внимательнейшем разсмотрении легко убедиться можно в решительном преимуществе неразделимаго образования Государства над федеративным; особенно применяя оное к России при обширном Ея пространстве и большом количестве различных племен и народов ее населяющих. Общия невыгоды )

Южное общество находилось в Киеве, так что члены его не понаслышке знали, что такое украинский сепаратизм и чем он грозит русскому народу. Так что Пестель еще 200 лет назад предсказал теперешние события в Новороссии. А предвосхищая затяжную Кавказскую войну XIX века и коллаборцианизм горцев в веке XX, предлагал очень своебразное недемократическое решение кавказской проблемы. Вы возможно удивитесь, но этот рецепт потом использовал Сталин, депортируя тех же чеченцев в глухие уголки континента Евразия.
Соприкасаясь с местечками, в полной мере Павел Иванович осознавал и масштаб еврейского вопроса и вообще, инородческого, так что в итоге пришел к выводу о благе полного слияния народов в будущем в единый русский (то, что барон Врангель потом ёмко выразил в формулах "С нами тот, кто сердцем русский", "С кем хочешь, но за Россию"). Большевики попытались вместо этого породить мертворожденную химеру денационализированного "советского" народа, без Бога, духа и истории.

ГЛАВА ВТОРАЯ. О ПЛЕМЕНАХ РОССИЮ НАСЕЛЯЮЩИХ

§1. Разделение Племен Россию населяющих на три главные Разряда.

Общая масса всех Российских обитателей может на три Главные Разряда быть разделена. Первой Разряд состоит из Кореннаго Народа Русскаго. Второй из племен к России присоединенных. Третий из иностранцев в России живущих. Коренной Народ Русской есть племя Славянское. Народы к России присоединенные составляют различные другие племена. Иностранцы в России живущие суть частный лица разных наций. Дабы с ясною положительностью судить можно было о меропринятиях коим должны подлежать все различные оттенки кореннаго Народа русскаго, Все различныя племена в России обретающияся и все Иностранцы в России находящиеся надлежит основное соображение изложить коим Временное Верьховное Правление обязывается в сем отношении руководствоваться.Далее )


chatlanin: (Default)
18/31 августа 1806 г. Император Александр I провозгласил "безкорыстие" основным принципом внешней политики России.

Европейничанье

В манифесте говорилось: «Во всех предприятиях Наших не расширения Наших пределов и не тщетной славы преходящих побед Мы ищем, но желаем и действуем в утверждение общей безопасности, в охранение Наших союзов и в ограждение достоинства Империи Нашей».

Химически стерильное чистоплюйство. Европейничанье. Страшная беда России, от которой она до сих пор не может избавиться. Присовокупляем сюда западничество и либерализм элит, и получаем гремучую смесь из предательства и русофобии власть предержащих, которым до разделенного русского народа и его исторических задач как до лампочки. Бескорыстие. И детки все на Западе, и имения.

chatlanin: (Default)
Originally posted by [profile] babs71 at Куликово поле. Музей.
От Красного холма мы направились в музей Куликовской битвы. Когда-то он располагался в храме Сергия Радонежского, а ныне обладает собственным зданием оригинальной конструкции:

Read more... )
chatlanin: (guard)

Там запускают по группам.

Так вот, в нашей было человек сорок и только одна женщина среди нас. И один самый старый — я.

А так всё парни околопризывного возраста, разные по телосложению — от сутулых складных ножиков до невысоких кряжистых атлантов.

Все выглядели одним отрядом военнослужащих в гражданском. Словно это мероприятие «только для мужчин».

По сути так оно и есть.

У народа наблюдалось тревожная благоговейность. Никаких хи-хи и ха-ха. Такая строгая атмосфера. Никто даже не кашлянул и не чихнул.

Экскурсоводша в своём жакетике хаки тоже была адекватна месту: упоённо превратилась в валькирию, и чтоб она где-нибудь сбилась, я не заметил. С выражением, с вдохновением, страстно поведала нам трагическую историю...

Постепенно, по мере схождения всё ниже и ниже в неприветливые каменные казематы, в месиво бетонных глыб, всё суровее становились лица моих современников. Я, чёрт возьми, всегда подозревал, что в случае чего мой народ может иметь такие лица. И вот убедился, что может.

Вообразите эти казематы и штольни в глубине севастопольской скалы. Своды везде арочные: казематы не выбиты параллелепипедами, но своды больнично-тюремного типа. И чёрные от пожаров и копоти.

Во-первых, где это находится.

Музейный комплекс «35-я береговая батарея» (немцы называли его Maxim Gorki II) находится на Херсонесском полуострове между Казачьей бухтой и Херсонесским маяком.

Только не путайте с развалинами Херсонеса — это место, где вроде крестили князя Владимира. Херсонес — античный город. Тут совпадение названий — и больше ничего общего.

К 1941 году 35-я батарея — это мощнейшее фортификационное сооружение. Основное его оснащение — двухорудийные башенные установки на основе корабельных сверхмощных орудий, снятых с линкора «Полтава» с Балтфлота.

В глубине скалы скрыты помещения для морских артиллеристов и гарнизона. Потерны — подземные туннели — связывают все помещения в мощную крепость.

Имелись два аварийных выхода к морю.

По одному из них — длинному, мокрому и склизкому — мы прошли, спустившись по жутко винтовой ржавой лестнице на дно этой скальной крепости. В отверстии, сейчас забранном в металлическую раму, зелёное, металось недалеко внизу свирепое море.

Как нам сказала экскурсовод-валькирия, фрицы блокировали подводные лодки и катера, вышедшие на помощь гарнизону в июле 1942-го, немногим удалось спастись. Многих взятых в плен расстреляли тут же в окрестностях.

Последний отряд прорвался оттуда 17 июля.

Гарнизон 35-й провоевал, продержался 250 дней. 3 июля взорвали орудия, так как боеприпасы кончились, а получить было неоткуда.

Масса снаряда 35-й батареи была почти полтонны, точнее 470,9 кг. Так что свой кусок севастопольской обороны 35-я держала крепко.

Постепенно, когда уже пали другие севастопольские фортификационные сооружения (так, 30-я батарея пала), сюда, к мысу Херсонес и мысу Фиолент, бежали и гражданские — женщины, дети — в поисках защиты.

Нисколько не желая умалить славу Брестской крепости и её защитников, хочу указать на подвиг 35-й батареи. В этом месте погибли около 30 тысяч — представьте себе! Так что, когда мемориальный комплекс создал севастопольский гражданин А.М.Чалый, и обеспечил бесплатный туда вход, с тех пор русские парни ходят туда набраться патриотизма.

В казематах множество фотографий. И я вам скажу: такие гордые и сильные лица!

Но они без преемников не остались. Наш современный отряд в сланцах и трениках — я его осмотрел — выглядел ощетинившимся и опасным, и я уверовал, что они способны повторить подвиг дедов.

Под конец нас вывели в круглое здание, называемое «разлом» — это своего рода пантеон. Разлом — потому что снаружи он выглядит как взорванный колокол.

Там, в полном мраке, вдруг стали появляться над нами по кругу лица защитников 35-й батареи.

Звучала сильная музыка, и постепенно под эту музыку лица слились с пламенем свечей и некоторое время трепетали над нами.

Я бывал и на Мамаевом кургане, и в мемориале битвы на Курской дуге, в Прохоровке... Но на 35-й батарее очень пронзительное чувство охватывает! Тянет засопеть и всхлипнуть.

Какие-то такие звуки я услышал из темноты.

И сам еле удержался. И глазные яблоки замутились.

На мысе Херсонес, там, где прославленный маяк, крепко пахнет полынью и морем.

chatlanin: (think different)
Originally posted by [personal profile] humus at Из мордокниги


"Год примерно 1987-1988-й, на вокзале в Саратове в мужском туалете бич пьет портвейн с каким-то отставшим пассажиром и говорит: "Страшный, разрушительный ум имею. Как у Чаадаева. Но не пользуюсь. Не имею права. Берегу Россию. Потому и пью".
chatlanin: (izba-chitalnya)
Окончание статьи "Украинский кризис глазами грека". Начало здесь.



Как русский может стать европейцем?
Если классическое неоязычество (интегральный национализм) имеет для Украины периферийный характер (Западная Украина), сейчас появилось такое понятие, как ‘русскоязычный украинский национализм’, применимый уже к основным регионам страны. И вот это – правда, что-то новенькое.

‘Русскоязычный украинский национализм’ в меньшей степени идейный и в большей степени потребительский. Все-таки человеку, получившему советское образование, а таких на Украине много, невозможно считать Бандеру героем. Советское образование, несмотря на все свои идеологические перекосы, было одной из лучших массовых образовательных систем в мировой истории. Так что интегральный национализм (неоязычество) может быть популярен среди полуобразованной молодежи, и он вроде бы почти невозможен для людей среднего и старшего возраста.

Евромайдан — это синдром человека постсоветского пространства, человека, потерявшего родину. Ведь для того, чтобы русский человек стал европейцем, он должен стать евро-украинцем, и тогда его примут в «Царствие Небесное на Земле» – в Евросоюз.

И ведь русские «повелись» (не все, конечно). Естественно, Таможенный союз по сравнению с Евросоюзом в плане мягкой силы (т.е. информационной мифологии) умело преподносился в средствах массовой информации Украины как «таежный союз», где, как известно, хозяин – медведь. Честно говоря, когда смотришь на финансовый блок российского правительства, создается впечатление, что русский либерализм – как русский бунт – «бессмысленный и беспощадный».

И тут срабатывает классический рефлекс человека постсоветского пространства (человека, потерявшего Родину) – «свалить на Запад», причем, в данном случае – всей страной.

Если для этого русскому человеку надо убедить себя, что он украинец, – «да легко!», ведь есть понятие ‘политическая нация’. И тут главный вопрос первого русского Майдана – февраля 17-го – повторяется в виде фарса: «Зачем русским Россия?»

В майданном угаре та маниакальность, с которой русские (на Украине) называют себя евро-украинцами, уже смахивает на «русскую секту свидетелей Майдана», они и пол у себя в доме готовы креативно выкрасить – в цвет флага Евросоюза. Бывшие малороссы (не «малость русские», а жители «Малой России»), прошедшие через горнило коренизации/туземизации, докатились до состояния микро-европейцев (на правах дальних или бедных родственников). В этой мифологии Россия преподносится как агрессор, который сначала агрессивно подарил Крым (не спросив ни у жителей Украины, ни у жителей Крыма), а потом вежливо забрал (спросив на этот раз всего лишь у жителей Крыма). А вот евроинтеграция – это классическое «светлое будущее», в которое так привык верить советский человек. И ничего, что евроинтеграция отличается от Евросоюза как миф от реальности. Это – как отличие светлого коммунистического будущего от серой социалистической реальности позднего СССР с его тотальным дефицитом не только материальных ценностей, но и духовных.

Серость этой реальности на Украине со времен распада СССР просто приобрела цвет хаки и настолько сгустилась, что становится в условиях практического дефолта экономики чем дальше, тем более невыносимой (я сейчас о народе, а не об «элите», к которой «в огород бриллиант упал»). Национальная идея (или национальное отчаяние), которая объединяет русскоязычных и украиноязычных жителей огромной территории постсоветского пространства, проста как любой миф – евроинтеграция. Это чистый миф, так как на западе Украину ждут так же, как Турцию, которая подписала свой договор о евроинтеграции 50 лет назад, имплементировав все условия договора. Что она получила взамен? Ничего! Точнее, два дефолта, несколько периодов гиперинфляции и политической нестабильности в условиях увеличения европейского экспорта в Турцию.

Сам Евросоюз сегодня находится в глубочайшем внутреннем кризисе, и тут сейчас не до Украины. Что касается НАТО, то Украина без Крыма – как Турция без Босфора и Дарданелл.

Итак, любой фарс (евроинтеграция) недолговечен, эта шоколадная иллюзия растаяла на глазах. Что касается Украины, то главным результатом майдана стал дефолт реального сектора экономики. То что выглядело как бескрайняя река прогресса которая несла лодочку украинской экономики к европейскому уровню жизни, оказалось разбитым зеркалом. Естественно возникает вечный вопрос: "кто виноват?"

Конечно, русские (у бывших русских всегда виноваты русские). И тут на смену потребительскому национализму (Евромайдану) приходит интегральный (этно-национализм). Парадоксально, но и здесь наработки старой советской этнической инженерии пригодились. Дело в том, что термин «национальность» новый (200-250 лет для человеческой истории не срок), и как любой новый термин, он имеет неустоявшуюся интерпретацию. Сегодня на постсоветском пространстве наблюдается принципиально иная версия интерпретации слова ‘национальность’ от запада. Для американца термин ‘nationality’ (национальность) определяется в такой чеканной формулировке политической нации, как:

«Nationality is the legal relationship between a person and a state».

Что в переводе означает:

«Национальность – это формализированное взаимоотношение личности и государства».

Т.е. слово ‘национальность’ переводится как ‘гражданство’. И именно эта интерпретация стала доминировать на западе после победы над немецким нацизмом.

Но в СССР слово ‘национальность’ имело диаметрально противоположный смысл – это пресловутая пятая графа в паспорте, т.е. национальность понималась именно как этническая принадлежность человека. А слово ‘народ’ уже понималось в смысле политической нации, отсюда и словосочетание «многонациональный советский народ».

Такой подход для СССР был нужен для взлома «буржуазных колониальных империй», ведь был провозглашен принцип «права наций на самоопределение». Естественно, в этой политике не было даже намека на этнофашизм, и намерения были благими... – они и привели к Аду.

Ад – это дискриминация русских по национальному признаку в собственной стране. Ведь малороссов не спрашивали, почему им нельзя в этой пресловутой 5-й графе писать «малоросс», что в царской России означало просто «русский из Малой России», а надо обязательно писать «украинец». А белорусам не объясняли, с какой стати в результате коренизации/туземизации они окажутся «белее русских».

Хотя речь идет о классической дискриминации русских по национальному признаку, причем, в своей же стране. Глубинные причины распада СССР – не экономические, а этнические, так как «хребет империи» – великий русский народ – был разделен на три якобы братских. А братья не обязаны жить в одном доме, эти «братья» и разрушили империю в Беловежской пуще (только русские могут разрушить Россию).

Естественно, жителям Беларуси и Украины надо было как-то аргументировать наличие отдельных государственных формирований от РФ. И изначально бывшая партноменклатура бывших союзных республик, став «самопровозглашенной национальной элитой», пошла путем не фашизма, а «потребительского национализма», мол, отделимся от России и заживем. РФ изначально было не до них, так как нужно было сохранять оставшуюся Россию. Но на Украине, после майдана и отказа Европы восполнить роль России как донора украинской экономики, произошел обвал реального сектора экономики. Это сделало невозможным построение политической нации (потребительский национализм невозможен, когда потреблять нечего). Украинская экономика после майдана пережила жесткую деиндустриализацию и стремительно превращается в аграрную, и сейчас обладает одним единственным ликвидным активом - чернозем. И тут повторюсь: к самому народу элита поздней УССР относилась как к скоту в огороде, это видно по всей новейшей истории Украины.

Не для того союз разваливали чтобы потом с народом возится. И в рамках договоренностей с МВФ огромные территории страны продаются крупным транснациональным компаниям (это их огород). Но население Украины слишком большое для такой структуры экономики (бывшая индустриальная страна стала аграрной), по этому единственная майданная кричалка которую пытается выполнить бывшие комсомольцы ставшие олигархами, это "Безвиз" с Евросоюзом. По самым скромным оценкам 90% населения Украины не имеют сейчас возможности оплачивать тур поездки в Европу. И безвиз нужен не для туризма а для добровольной (безвизга) самодепортации излишков населения, по этому и безвиз с Россией не отменили (какая им разница кто куда "безвизга" уедет). Но какая то часть населения должна остаться чтобы работать на постмодернистских латифундиях. Естественно оставшимся надо обьяснить зачем им это надо? Построение политической (потребительской) нации в условиях открытых границ с более богатыми соседями невозможно, так можно и без населения остаться или докатится до очередного Майдана, уже как голодного бунта.

И тут, для удержания власти элитой, в сухом остатке остается «этно-национализм».

Далее )
chatlanin: (izba-chitalnya)
Продолжение статьи "Украинский кризис глазами грека". Начало здесь.



Часть 2.
Завершение политики коренизации (туземизации) в постсоветской Украине

В Бога можно и не верить (Он сам дал эту свободу), но не понимать роли православия в общерусской народной памяти – это без-умие! Этим безумием и грешила советская историография. Русский народ большую часть своей истории жил на территориях нескольких государств (он всегда был разделен). Но народ в средние века был в основе своей православным и частично униатским (т.е. не совсем католическим), и, как следствие, философски относился к государственным границам, которые менялись в среднем каждое поколение, по одной простой причине: у него была одна общая память – крещение, а это не событие – это бытие.

После очередной децентрализации Руси (распад СССР) всё вернулось на круги своя – опять новые границы у одного народа. Но именно советское образование напрочь исключило религиозный фактор из общей памяти русского народа в нескольких поколениях, в итоге – понятие этногенеза вульгаризировалось в советском и постсоветском менталитете до элементарного краеведения. В остальном СССР как страна, победившая в величайшей войне в мировой истории, – это пик русского мессианства. Но когда СССР пал, русский народ, лишенный как православной общей исторической памяти, так и красного мессианского проекта построения идеального общества, начинает распадаться на «вышиванки и их рынки сбыта», т.е. на политические нации.

Политическая нация – это государство нового времени, сегодня её постоянно путают на Украине (и не только) с понятием народа (этноса).

Нетрадиционная этническая ориентация «бывших русских»
В рамках постсоветского менталитета наличие трех новых русских государств, т.е. политических наций (Беларусь, Украина, Россия) стало пониматься как наличие трех отдельных народов. В этой концепции наличие разных танцев, вышиванок и разных «говоров» в языковом плане стало аргументом существования отдельных народов. Это «нетрадиционная этническая ориентация», именно нетрадиционная, так как все эти отличия в русском народе были всегда (как и в любом народе). Они на Руси были и до крещения, остались и после, всё тысячелетие, перманентно эволюционируя. Но никогда (до распада СССР) наличие нескольких государств не понималось как наличие отдельных народов.

К сожалению, вместо преподавания общей истории одного народа в нескольких государствах (как делают Греция и Кипр), Украина и, в меньшей степени, Беларусь пошли путем создания этнических мифов, новой историографии (ленинского происхождения). И вот тут наработки советской исторической школы пригодились (те же грушевские и их производные). По сути дела, политика коренизации (туземизации) завершилась в рамках «постсоветского образования Украины». Этнораспад – это когда меняется восприятие истории не в диссертации академика, а в массовом сознании целого поколения. Как известно, Майдан проходил, в том числе, и на «улице Грушевского», в прямом и переносном смысле этого слова. Современная украинская историография – это «скелет из шкафа» подзабытой ленинской политики этнической инженерии (коренизации) и на этих книжках вырастили поколение.

Что такое коренизация (туземизация)?
Приведу чужой для вас пример коренизации, не касающийся ни украинцев, ни русских, и в этом смысле более понятный, так как не задевает за родное.
Пример будет из коренизации сербов и болгар в рамках создания Югославии.

Коренизация – это когда сербам, которые живут на Черной горе, сказали, что они, на самом деле, не совсем сербы, а черногорцы. Почему? Потому что они живут на Черной горе. А болгар, которые жили в Македонии, великие югославские коренизаторы ошарашили тем, что они, оказывается, потомки Александра Македонского. Почему? Да потому что они живут в Македонии. Звучит как бред, но на этом вырастили поколения. И вот, когда «южнославянский СССР» (Югославия) распался, к северу от Греции и к западу от Болгарии возникает казусное государство Македония (Бывшая югославская республика Македония), населенное, вроде, болгарами. Но самое драматичное, что там вырастили на своей мифической историографии (свои грушевские) поколение с классической «нетрадиционной этнической ориентацией». У них нет общей памяти с болгарами: хотя и говорят на болгарском языке, болгарами они себя не считают, но считают, что они потомки Александра Македонского, как минимум, по прямой линии от царей Пеллы и Вергины. А мы, греки (по их грушевским), получаемся чем-то вроде балканских угрофинов (т.е. примазались).

Трудно скрываемый расизм характерен как для македонской, так и для украинской историографии. Мягко выражаясь, «не научно» утверждать, что жители современного Киева более чистокровные потомки князя Владимира, чем жители Москвы (которые, «как известно», все поголовно татары). Т.е. печенеги на Украине просто «мимо проходили». Расизм – это не наука, это диагноз.

Ну, а коренизация (туземизация) – это приватизация истории «по месту жительства».

Далее )
Продолжение следует.
chatlanin: (Default)
Это отнюдь не Запад поднял свои полки и вывел их на поле боя. Нет, его как раз все абсолютно устраивало. Это война, объявленная нами. Победа в ней не предрешена, но сама готовность сражаться за свое достоинство – это уже победа.

Множество знакомых и незнакомых мне людей живут последние два–три года предчувствием неотвратимой катастрофы, о чем они время от времени оповещают своих друзей и читателей в социальных сетях.

Этот фон повышенной тревожности и фрустрации, который можно выразить словосочетанием «что-то будет», если и не стал общим задником всех наших размышлений о будущем России, то уж точно является каким-то очень мощным источником психолингвистического воздействия на значительное число людей.

Любой изгиб в мировой и внутренней политике трактуется в этой атмосфере массового невроза как еще один шаг на пути к неминуемому Апокалипсису.

При этом не так важно, каких политических взглядов придерживается свидетель разверзнувшейся под нашими ногами бездны.

Для представителей либерального сообщества наведение порчи на Россию посредством заклинания «все пропало» является дежурной реакцией, чем-то вроде безусловного рефлекса.

Они правда не испытывают в связи с этим никакого душевного дискомфорта: для них гибель и разложение страны является закономерным и ожидаемым итогом поврежденной природы родного Отечества. Чему быть, как известно, того не миновать.

Удивительно, что люди с государственнической позицией подпадают под обаяние этой логики, угадывающей за каждым поворотом новую, куда более тяжкую беду.

Правда, в отличие от либеральных собратьев, их открывающиеся горизонты упадка ввергают в депрессию, вынуждая с мучительным и горестным недоумением вглядываться в любую новую трещину, якобы свидетельствующую о том, что Россия теряет свои позиции под тяжестью нагромождаемых обвинений и санкций.

Правда заключается в том, что жить в мире, нешуточно ополчившемся против России, выдумывающем постоянно новые способы затянуть на ее шее удавку, действительно психологически непросто.

Когда твою страну – не так важно, справедливо или нет – считают историческим недоразумением, когда ей присваивают свойства антикультуры, антицивилизации, ожидать, что очередной антироссийский поход завершится разгромом России, абсолютно естественно. Тем более что Запад демонстрирует на этом направлении такие качества, как плохая останавливаемость и невыдыхаемость.

Очередные американские санкции, направленные на подрыв российского энергетического сектора, наверное, самые серьезные с начала санкционного давления, стали не знаю уж каким по счету поводом для панических настроений.

Эти решения цементируют антироссийскую политику США на долгие десятилетия, мы доигрались, нам нечем ответить, в паруса «разорванной в клочья экономики» вновь задул горячий, выжигающий все на своем пути самум, увлекая ее к последнему пределу.

Те, кто помнит период брежневского застоя, могут сейчас понять, каким удивительным было это время.

Мы жили представлениями об окончательно сложившейся геополитической архитектуре мира, в котором уже ничего не может поменяться, где достигнут абсолютный баланс между взаимоотрицающими, но вынужденными удерживать равновесие частями.

В этом дремотном мареве время как будто бы застыло раз и навсегда – в нем единицей истории казались века или даже целые исторические периоды. Никто даже помыслить не мог о той катастрофе, которая в одночасье опрокинула великую страну и отправила на историческую помойку великий утопический проект, объединивший в гигантском пространстве множество разноплеменных народов и территорий.

Мне кажется, что внезапность крушения СССР и стала той травмой, которая породила страх перед новыми катаклизмами, угрожающими разрушить реальность постсоветской России. Реальность, если брать ее в сравнении с советскими мощью и монументальностью, крайне хрупкую и кажущуюся беззащитной под натиском вражеской силы.

На либеральном остове российской государственности, который кое-как сваяли реформаторы, все еще не наросла плоть, да и сам скелет крайне нуждается в выравнивании и устранении последствий детского рахита. Страна так и не изжила разрушительный опыт перестройки и реформ, оказавшись включена в систему мирового распределения сырьевых и технологических ресурсов, она остается предельно зависимой от конъюнктуры мирового рынка,

Как тут не подозревать? Как тут не заподозрить, что усилия могильщиков России рано или поздно увенчаются успехом?

Есть один простой выход, который поможет умиротворить мятущиеся души. В описанной диспозиции надо просто поменять местами атакуемых и атакующих, субъект и объект нападения.

Это отнюдь не Запад поднял свои полки и вывел их на поле боя. Нет, его как раз все абсолютно устраивало в той агонии, в которой пребывала наша страна, попытавшаяся реализовать в своих границах проект догоняющей, подтягивающейся экономики и культуры.

Когда этот проект окончательно обнаружил всю глубину своего разрушительного потенциала, Россия сказала: «Нет! Хватит!»

В 2007 году, когда Путин обратился к Западу со своей знаменитой Мюнхенской речью, инициатива перешла к нам, мы стали формировать альтернативный миропорядок, отрицающий право Запада замкнуть историю на своей социокультурной, цивилизационной модели.

Мы вышли на войну и сделали это без истерики и шизофрении, спокойно и по-деловому, постепенно и незаметно для внешнего глаза разворачивая свои на тот момент достаточно скромные силы в боевом порядке.

С тех пор случилось много событий.

Сначала была война в Грузии, потом Крым вернулся обратно в Россию, заполыхал Донбасс. В Сирии при нашей поддержке выжил и укрепился режим Башара Асада.

#{author}Каждое следующее наше действие порождает отчаянное сопротивление, умножает смешанные с изумлением злобу и ненависть в стане противника.

Но это война, таковы ее правила. Это война, объявленная нами. Победа в ней не предрешена, но сама готовность к сопротивлению, желание сражаться под своими знаменами за свое достоинство – это уже победа.

Это торжество нашего духа, новый прорыв России в истории, обретение той исторической субъектности, которую, как казалось в один момент, мы раз и навсегда потеряли.

Нет причин для уныния и жалости к себе, хотя, конечно, путь воина полон лишений и тягот. Умение переносить их ради высокого служения Родине – это тоже предмет гордости.

Все хорошо, друзья и товарищи – ветер бьет в лицо, «и вечный бой, покой нам только снится».

chatlanin: (Default)
У нашего современника, художника Василия Шульженко, которого рукопожатая общественность по обе стороны патриотических баррикад считает скандальным, философско-аллегорических картин много (те же "Прогулки с бабушкой по Москве-реке", "Портрет художника" или "Сон"...), однако самой лирическо-проникновенной я считаю его работу "Семья". Общепринятого толкования её нет, так что интересно услышать ваше и сопоставить со своим.

Семья

chatlanin: (Default)
Голубой домик - Борис Михайлович Кустодиев. 1920.

Пожалуй, самая философская работа Кустодиева, где он живописно представил русский мир в виде голубого дома, разделенного на уровни:

  • Первый уровень: играющие дети, жизнь которых только начинается, с другой стороны, мастерская гробового мастера (вне всякого сомнения, заведение связано с завершением земной жизни). Игроки в шахматы (купец, полицейский, франт) расположились у входа в мастерскую, как символ равенства перед смертью.

  • Второй уровень: воркующая влюбленная пара, у входа во двор старушка на лавочке и женщина с ребенком на руках. Нетрудно угадать в женщине с ребенком вечный сюжет мадонны с младенцем. Вход во двор художник рассматривает, как открытый путь в мир людей. Логично, что у входа Кустодиев помещает женщину-мать, давшую жизнь новому жителю мира.

  • Третий уровень: хозяин и хозяйка дома за чаем. Русская идиллия - самовар, богато накрытый стол. Третий уровень - расцвет человеческой жизни.

  • Четвертый уровень: юноша, гоняющий голубей на крыше. Беззаботность, радость, молодость.

  • Домик утопает в зелени. В окнах домов цветы в вазонах, балкон украшен ящиками с цветами. Гармония с природой - важнейшее условие счастья для человека.
    Голубой цвет, выбранный художником (яркий, чистый), в русском изобразительном искусстве всегда был цветом горнего мира, Царствия Небесного.

chatlanin: (think different)
Примечательно однако, насколько прочны были связи между Скандинавией и Северной Русью-Гардарикой, так что создатели фильма "Варяг", в общем-то, не покривили душой.
Из скандинавской саги об Олафе Трюгвассоне узнаем, что этот варяг посещал школу в Новгороде при князе Ярославе, "был в высочайшей милости у конунга Вальдимара и любим княгиней", да так, что конунг Вальдимар, правивший в Гардарике "с великой славой", поставил его "хёвдингом над тем войском, которое он отправил охранять свою страну". Олав, сам происходивший из рода норвежских конунгов, имел старшую сестру, Ингеборгу Трюггведоттир, которая была замужем за Рагнвальдом Ульфсоном, ярлом Ладоги (Альдегьюборга), двоюродным дядей княгини Ингегерды, жены "конунга Ярицлейва" (Ярослава Мудрого). Сын Ингеборги, Ульв Рагнвальдсон, упоминается в летописи под 1032 годом, как новгородский посадник и воевода в походе на "Железные Ворота" (Югорский край).


Originally posted by [profile] matveychev_oleg at Почему берестяные грамоты стали сенсацией?
bandicam 2017-07-25 22-17-33-675

В 1951 году археологическая экспедиция Артемия Владимировича Арциховского, проводившая раскопки в Новгороде, обнаружила первую берестяную грамоту. И с тех пор их находили во множестве, причем не только в Великом Новгороде. Берестяные грамоты стали исторической сенсацией, поскольку дали возможность узнать обыденную жизнь людей русского Средневековья. Как же изменились наши представления о жизни наших предков? Рассказывает доктор филологических наук Алексей Гиппиус, профессионально специализирующийся на изучении берестяных грамот.

Read more... )

chatlanin: (izba-chitalnya)
Еврейский вопрос во многом утратил былую остроту, что была накануне крушения Русского государства, однако всё ещё не снят с повестки дня. Но самое главное - после уничтожения коммунизма Россия в лице новых власть предержащих так и не вернулась к русскости, а значит, по сути, ничего не поменялось, и статья Тихомирова не утратила своей актуальности. Нет более дерусифицированного СССР, но глупая игра в нерусскость продолжается, где "россиянство" суть полный аналог интернационального "советского человека".


Мы редко и неохотно говорим о так называемом «еврейском вопросе» не потому, чтобы не придавали ему значения, а потому, что нам, русским, немыслимо даже и думать о разрешении еврейского вопроса до тех пор, пока у нас не разрешен вопрос «русский».
Сами евреи, понятно, могут считать разрешением еврейского вопроса удовлетворение всех их пожеланий относительно их прав и даже, пожалуй, привилегий. Но для нас такая постановка дела была бы смешна и нелепа. Для нас разумно только такое решение еврейского вопроса, при котором их благо достигается не только без вреда, но даже с пользой для нашей страны и для Русского народа. А такого решения не может быть, пока мы, русские, не придем, наконец, к какому-либо ясному и окончательному решению своей собственной судьбы.
В настоящем своем положении мы, русские, в высшей степени слабы. Заботиться теперь о том, чтобы евреям не было от нас какого-нибудь притеснения, – это очень походило бы на размышления овцы о том, как ей не обидеть чем-нибудь бедного волка. Независимо от степени своих прав евреи забивают нас во всем. Они захватывают все отрасли труда, – конечно, выгодного, – захватывают интеллигентные профессии, захватывают печать и через ее посредство становятся господами общественного мнения. Их величайший грех перед Россией – первенствующая роль в революции, изуродовавшей Россию, – отдал в их руки радикальные партии, которые господствуют в нашем политическом мире и особенно в Государственной Думе. Фактическая сила еврейства в России вообще громадна, и всякое увеличение их прав ведет вовсе не к «равноправию», а к господству евреев над Россией и русскими. Может ли в таком положении решать еврейский вопрос тот, кто сколько-нибудь заботится о своем собственном народе?
Если бы предположить, что Россия навсегда рухнула, утратила свое самосознание, потеряла способность жить сообразно своей собственной психологии, то у нас не стоило бы, пожалуй, ни о чем особенно заботиться. Такая страна была бы осуждена на самое жалкое будущее, и, стараясь быть «перекопией с копии» разных «передовых стран», все равно обречена была бы на порабощение другими народами, – евреями или кем другим. Если бы вера в способность России к великому мировому житию была окончательно опровергнута фактами, то небольшая разница – как и от кого нам погибать.
Но мы принадлежим к тем, которые не утрачивают веры в Русский народ, видя его в современном жалком состоянии. Мы помним еще недавние времена тяжких туманов, обволакивавших русские умы, когда, несмотря на это, Россия сумела быстро воспрянуть, как только над ней засияло солнце яркой и определенной национальной политики Императора Александра III. Испытания наших дней более тяжки, наше нынешнее падение более глубоко, но это еще не значит, чтобы Россия не в состоянии была и теперь восстать из праха. И когда это произойдет, когда мы приступим к решению «русского вопроса», когда мы возвратим народу Русскому его государство и начнем ставить русскую жизнь на ее собственные основы, то наша родная страна снова сделается могучей нравственной и материальной силой. Тогда мы можем приступить и к решению еврейского вопроса, разумеется, не в том смысле, чтобы посадить евреев господами над собой, а в том смысле, чтобы сообразно нашим идеалам обеспечить их благо, дав им для того все потребное, но также и сделав невозможным расхищение ими России, а самих евреев сделав достойными даруемых им благ.
В нынешнем же положении, когда мы не можем дознаться даже того, кто пьет кровь несчастных ющинских, а под видом еврейского вопроса нам подносят только расширение прав евреев без всякого обеспечения нас в их гражданской добропорядочности, в таком положении человек, сколько-нибудь любящий Россию, не может озабочиваться участью евреев. Пропасть они не пропадут: эта опасность существует не для них, а только для нас. Они проживут и без наших стараний лучше нас. А вот о России действительно следует позаботиться, ибо она находится в положении гораздо более несчастном, так что может лишь завидовать силе и сплоченности евреев и их непрерывно растущей победе над всем миром, а уж особенно их силе среди нас, растерявших все свои идеалы, верования, организацию и заботу о своем коллективном существовании.
Нам важен русский вопрос, который состоит в том, чтобы мы снова стали самосознающей нацией, понимающей саму себя и живущей сообразно со своими сильными, идеальными сторонами. Этот же вопрос даже и не начат разрешением. Правда, теперь выставлен лозунг «национальность». Но этот лозунг приобретает живую силу лишь тогда, когда мы соединим слово «национализм» с определенным содержанием его смысла, когда, говоря о народности, мы будем представлять себе, в чем именно она выражается. Тогда только мы, провозглашая национальную политику, будем знать, какое дело надлежит нам совершать для того, чтобы быть русскими. Но ничего подобного доселе нет. Самая мысль о русских идеалах доселе объявляется «реакционной» теми владеющими нами людьми, которые об руку с евреями превратили нашу некогда прекрасную страну в какой-то табор не помнящих родства. Много усилий требуется, чтобы очистить с русского человека эту гнилую плесень революции и вразумить сбитых с толку, растерявших всякое самосознание людей, что не «реакцию», а величайший прогресс, – единственно возможный прогресс несет России и миру воскресение русских идеалов. Не скоро мы можем рассчитывать на решение русского вопроса... И до тех пор нам не до евреев.
Единственно, что можно сказать до тех пор, – это то, что всякое расширение прав народа, развращающего нас и составляющего главнейшую опору революции, разрушающей наши нравственные и материальные силы, – расширение прав такого племени уже само по себе составляет признак политического безумия русских, требующих прав для евреев. В современном своем состоянии полной расшатанности Россия не способна к разумному решению еврейского вопроса и к осмысленному определению прав, которые для евреев нужны и могут быть им даны безопасно для страны. А потому самый элементарный признак политического разума состоял бы у нас теперь в том, чтобы совсем не затрагивал еврейского вопроса, не переменять в пользу евреев ничего в существующем положении до тех пор, пока не будет решен тот русский вопрос, по «директивам» которого получится возможность разумно устраивать судьбы других проживающих в России племен и особенно столь трудного, столь опасного для себя и для других племени, как еврейское.
Тихомиров Л.А. К реформе обновленной России (Статьи 1909, 1910, 1911 гг.). М., 1912

September 2017

S M T W T F S
     1 2
34 5 6 7 89
10 11 12 13 14 1516
171819 20 21 2223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 06:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios