chatlanin: (guard)
Император Александр III обладал благороднейшим, — это мало сказать благороднейшим, — Он обладал именно царским сердцем. Такое благородство, какое было у Александра III, могло быть только, с одной стороны, врождено, а с другой стороны — не испорчено жизнью. И эта неприкосновенность чистоты сердца могла имеет место только при тех условиях, в каких находятся и Наследники русского престола и русские Цари, то есть условия, которые не заставляют человека ради своего положения, или ради положения своих близких, кривить душою и закрывать глаза на то, чего не хотелось бы видеть. У русских Императоров и у Наследников русского престола нет всех тех интересов, которые имеются у обыкновенного смертного, интересов эгоистических, материальных, которые так часто портят человеческое сердце.

Я не стану спорить о том, что Император Александр III был человек сравнительно небольшого образования, можно сказать, Он был человек — ординарного образования. Но вот, с чем я не могу согласиться и что часто мне приходилось слышать, — это с тем, что Император Александр III не был умным. Надо условиться — что подразумевать под словом ум, — может быть, у Императора Александра III был небольшой ум — рассудка, но у него был громадный, выдающийся ум — сердца, это своего рода ум, присутствие которого часто, в особенности в положении лиц, которым приходится умом предвидеть, предчувствовать и предопределять — несравненно важнее ума — рассудка.

Наконец, у Императора Александра III было совершенно выдающееся благородство и чистота сердца, чистота нравов и помышлений. Как семьянин — это был образцовый семьянин; как начальник и хозяин — это был образцовый начальник и образцовый хозяин. У него никогда слово не расходилось с делом.

Он мог относительно того, в чем он был не уверен — не высказать, смолчать, ожидать; но если что-нибудь он сказал, то на его слово можно было рассчитывать, как на каменную гору.

Вследствие этого, Император Александр III пользовался, с одной стороны, общим доверием и уважением всех своих приближенных, а с другой стороны, что гораздо еще важнее, уважением и доверием всего света.

Я сказал, что он был хороший хозяин; Император Александр III был хороший хозяин не из-за чувства корысти, а из-за чувства долга. Я не только в Царской семье, но и у сановников, никогда не встречало того чувства уважения к государственному рублю, к государственной копейке, которым обладал Император Александр III. Он каждую копейку русского народа, русского государства берег, как самый лучший хозяин не мог бы ее беречь.

Будучи при нем два года министром финансов и, наконец, зная его отношение к финансам, еще когда я был директором департамента министерства финансов, — я должен сказать, что именно благодаря Императору Александру III, Вышнеградскому, а затем, в конце концов, и мне — удалось привести финансы в порядок; ибо, конечно, ни я, ни Вышнеградский не могли бы удержать всех порывов к бросанию зря направо и налево денег, добытых кровью и потом русского народа, если бы не могучее слово Императора Александра III-го, который сдерживал все натиски на государственную казну.

В смысле государственного казначея, можно сказать, что Император Александр III был идеальным государственным казначеем — и в этом отношении облегчал задачу министра финансов.

Точно так же, как он относился к деньгам государственного бюджета, так же он относился и к собственному своему хозяйству. Он терпеть не мог излишней роскоши, терпеть не мог излишнего бросания денег; жил с замечательной скромностью. Конечно, при тех условиях, в которых приходилось жить Императору, часто экономия его была довольно наивна. Так, например, я не могу не сказать, что в Его царствование, когда я был министром, при дворе ели сравнительно очень скверно. Я не имел случая часто бывать за столом Императора, но что касается так называемого гофмаршальского стола, то за этим столом так кормили, что можно сказать, почти всегда, когда приходилось там есть, являлась опасность за желудок.

И, кажется, Император Александр III не мог достигнуть того, чтобы исправить гофмаршальскую часть. Сам Император Александр III любил пищу чрезвычайно простую, и когда Ему Его стол приедался, то Он, будучи уже, бедный, больным, в последние полгода Его жизни, или немного более, иногда, просил как лакомства, чтобы ему приносили обед обыкновенный солдатский или охотничий из ближайших казарм или охотничьей команды.

Когда Император Александр III вступил на престол, то Он сейчас изменил обмундирование, сделав его весьма простым и поэтому, сравнительно, дешевым. Он любил русский костюм — поддевку с большими широкими панталонами и высокими сапогами, и костюм всего войска во всем он приспособил к этому типу.
<...>
Главнейшая заслуга Императора Александра III в том, что он процарствовал 13 лет мирно, не имея ни одной войны, кроме самой ничтожной экспедиции в Ахалтеке; но он дал России эти 13 лет мира и спокойствия не уступками, а справедливою и непоколебимою твердостью. Он умел внушить заграницею уверенность, с одной стороны, в том, что Он не поступит несправедливо по отношению к кому бы то ни было, не пожелает никаких захватов; все были покойны, что Он не затеет никакой авантюры. Его царствование не нуждалось в лаврах; у него не было самолюбия правителей, желающих побед посредством горя своих подданных для того, чтобы украсить страницы своего царствования. Но об Императоре Александр III все знали, что, не желая никаких завоеваний, приобретений, никаких военных лавров — Император никогда, ни в каком случае не поступится честью и достоинством вверенной Ему Богом России.

Император Александр III, как я уже сказал, не любил говорить много, в особенности не любил говорить фраз; это Его черта; и Его гигантская фигура, представлявшая какого-то неповоротливого гиганта, с крайне добродушной физиономией и бесконечно добрыми глазами, внушала Европе, с одной стороны, как будто бы страх, а с другой — недоумение: что это такое? Все боялись, что если вдруг этот гигант да гаркнет?

Мы все помним то время, когда Император Александр III умирал в Ялте, и ближайшие месяцы после этого, когда вдруг вся Европа почувствовала, что уходит сила, которая держала своей нравственной фигурой Европу в мирном и спокойном положении; только тогда всё сознали ту громадную роль, которую играл этот Император в международном мировом отношении.

Как относился Император Александр III к войне, показывает следующий факт. Я припоминаю, что как-то раз, по поводу какого-то доклада — чуть ли не касающегося пограничной стражи, у нас перешел разговор на войну. И вот что мне сказал Император Александр III:

— Я рад, что был на войне и видел сам все ужасы, неизбежно связанные с войною, и после этого, Я думаю, что всякий человек с сердцем не может желать войны, а всякий правитель, которому Богом вверен народ, должен принимать все меры для того, чтобы избегать ужасов войны, конечно, если его (правителя) не вынудят к войне его противники, — тогда грех, проклятия и все последствия этой войны — пусть падут на головы тех,-кто эту войну вызвал.

У Императора Александра III каждое слово — не было пустым звуком, как мы это часто видим у правителей: очень часто правители говорят по тому или другому случаю ряд красивых фраз, которые затем забываются через полчаса. У Императора Александра III никогда слово не расходилось с делом. То, что он говорил — было им прочувствовано, и он никогда уже не отступал от сказанного им.

Таким образом, в общем говоря, Император Александр III, получив Россию, при стечении самых неблагоприятных политических конъюнктур, — глубоко поднял международный престиж России без пролития капли русской крови.

Можно сказать, что в конце своего царствования Император Александр III был главнейший фактор мировой международной политики.

Император Александр III в значительной мере восстановил нашу армию после той дезорганизации, которая произошла вследствие турецкой войны конца 70-х годов.

Благодаря характеру Императора Александра III, его министры финансов могли начать организовывать финансы Империи.

<...>
При Императоре Александре III, в особенности со времени моего вступления в должность директора департамента железнодорожных дел и потом, когда я был министром путей сообщения и министром финансов, — снова начала увеличиваться сеть русских железных дорог, то есть постройки железных дорог, которые при Императоре Александре II, в конце Его царствования, а в особенности, после войны — прекратились.

При Императоре Александре III в России круто повернулась таможенная система и от фритредерства мы перешли к протекционизму. Этот переход был сделан при Вышнеградском, при моем большом участии — в качестве директора департамента железнодорожных дел; было это сделано потому, что Император Александр III сознавал, что Россия может сделаться великой лишь тогда, когда она будет страною не только земледельческою, но и страною промышленною; что страна без сильно развитой обрабатывающей промышленности — не может быть великой. Россия не могла быть великой, не будучи страною не только земледельческою, но и промышленною.

И вот, является вопрос, если Император Александр III, — как многие думают, — не был ни образованным человеком — во всяком случае, не был ученым, (а лица которые Его не понимали и не понимают, и не знают, — говорят, что Он был даже не умным) — то чему же, если не уму — сердца, уму — души приписать такого рода мысли, какие были незыблемы у Императора Александра III? Разве не нужно уметь сознавать, уметь понять — не от разума, а скоре от царского сердца, — что страна, вверенная Ему Богом, не может быть великой без водворения промышленности? А раз у Императора Александра III было это сознание, Он твердо настаивал на введении протекционной системы, благодаря которой Россия ныне обладает уже значительно развитой промышленностью и несомненно все более и более двигается в этом отношении вперед и недалеко уже то время, когда Россия будет одною из величайших, промышленных стран.
Этим Россия будет обязана исключительно началам, которые решился положить Император Александр III.

Чтобы понять это, нужно помнить, что переход от фритредерства к протекционизму всегда встречал громадные затруднения со стороны общественного мнения и правящих кругов.
Нужно было, чтобы явились больше люди, которые могли бы пойти против господствующего настроения, против господствующего мнения и сломали бы его.
У нас в России это мог сделать один Император и при том Император столь твердый, столь мудрый — каким был Император Александр III.

<...>
Императору Александру III-му ставится в укор также и перемена земского положения 64-го года на положение девяностого года; введение земских начальников — вообще введение принципа какого-то патриархального покровительства над крестьянами, как бы в предположении, что крестьяне навеки должны остаться таких стадных понятий и стадной нравственности.

Я эти воззрения считаю глубоко неправильными воззрениями, которые уже имели очень большие дурные последствия, выразившиеся в событиях, разгоревшихся в 1905 году; эти воззрения еще будут иметь громадный дурные последствия в жизни России. Может быть, дурные последствия произойдут из-за неустройства крестьян, из-за неустройства их правовых отношений, вследствие того, что на крестьян смотрят, как на людей особого рода, не на таких как мы; например, что для них должны быть какие-то особые нормы, особые порядки, и в этом я вижу в будущем большие пертурбации в жизни Российской Империи.

Это была ошибка Императора Александра III, но тем не менее, я не могу не засвидетельствовать, что это была ошибка не только добросовестная, но ошибка в высокой степени душевная. Император Александр III относился глубоко сердечно ко всем нуждам русского крестьянства, в частности, и русских слабых людей вообще. Это был тип, действительно, самодержавного монарха, самодержавного русского царя; а понятие о самодержавном русском царе неразрывно связано с понятием о царе, как о покровителе-печальнике русского народа, защитнике русского народа, защитнике слабых, ибо престиж русского царя основан на христианских началах; он связан с идеей христианства, с идеей православия, заключающейся в защите всех слабых, всех нуждающихся, всех страждущих, а не в покровительстве нам, которым Бог дал по самому рождению нашему, или вообще благодаря каким-нибудь благоприятным условиям особые привилегии, то есть нам русским дворянам, и в особенности русским буржуа, которые не имеют того хорошего, того благородного, что встречается во многих русских дворянах, но зато в избытке имеют все то нехорошее, что дают излишества жизни, обесценение ценности чужого труда, а иногда и чужого сердца.

Я убежден в том, что если бы Императору Александру III-му суждено было продолжать царствовать еще столько лет, сколько Он процарствовал, то царствование Его было бы одно из самых великих царствований Российской Империи.

chatlanin: (izba-chitalnya)
Вообще говоря, механизм крайне прост.

Если убить всю интеллигенцию народа А и посадить на соответствующие места представителей народов Ж, П и Х, случится вот что. Представители народов Ж, П и Х, конечно, возьмутся работать интеллигенцией, потому что тепло, мягко и сладко. Однако работу свою они будут ненавидеть - и чем дальше, тем сильнее.

Потому что быть интеллигенцией чужого народа мучительно само по себе. Это как чужого ребёнка воспитывать. Когда есть свой, любимый. И особенно мерзко, когда чужой - ЛУЧШЕ, объективно лучше. Свой - с дебильцом, чумазенький, на обезьянку похож, пахнет противно. А чужой - гладенький, умненький, к книжке тянется.

Ну и дальше начинается "золушка". Чужого ребёночка будут ИЗВОДИТЬ - непрерывно ругать, придираться (заметим стилистику разговоров о русских - это именно что ПРИДИРКИ), оскорблять его самого и его родителей. Ну в общем "весь набор". Азиопская мачеха-интеллигенция русских пилит и пилит - даже без всякого приказа, потому что ненавидит. Ей-то хочется свою родную кровиночку воспитывать, любимку свою ненаглядную, а тут надо с чужими возиться. "Тьфу, да когда ж она подохнет, девка эта белобрысая гадкая!"

Опять же шпионство. Мачехе всё время хочется поймать золушку за чем-нибудь "непотребным". Она в вещах её роется, допросы устраивает - "где была", "что делала". Врывается в её чуланчик, перетряхивает её жалкое бельишко. Отнимает любую копеечку - "ты её на блядство потратишь". И постоянные истерики, истерики, истерики. Потому что - "ненавижу чужую девку".

Если без метафор, то этим, например, объясняется патологический интерес неруси к русской истории и желание её непременно опоганить, опорочить. Спать не может нерусский интеллигент, не написав десять страниц про Ивана Грозного как выражение русской души. Не даёт ему покоя Иван Грозный. И Владимир Святой плохим был, очень плохим - аж спать не может, пока не докажет. Про "николашку-дурашку" даже и говорить нечего, там ТАКОЙ АД в душе, что сто лет успокоиться не могут, орут со слюнями. Ну это все советские так, это главный признак советскости: безумная ненависть к "кровавому слюнтяю". У взрослых мужиков глазенапы на лоб лезут, в руках себя держать не могут, верещат... Но тут они "сами убили" (ибо кровь на них и на детях их), а вот, скажем, какой-нибудь совсем невинный человек. Вот хотя бы фотограф Прокудин-Горский - придумал оригинальный метод изготовления цветных фотографий, ездил по России, снимал. Так они его дичайше ненавидят. Сам давеча в ленте читал - поганый Прокудин-Горский, снимал неправильно, красиво снимал, лакировал действительность. Посмотришь на его фотки - кажется, что Россия была ничего себе страна и жили неплохо. А это непрааааавда!!! Всё было гаааадкое!!! мееееерзкое!!!! как при наааас, только хуууууже!!! И опять же реакция естестенная: "чужое, не наше". Вот показать им фоточку синайской пустыни или азиатского старика в халате или лапсердаке - тут сразу слёзы, любовь, признание. И понятно же, и обижаться же глупо - это своё, бесконечно любимое и родное.

Это, конечно, ан масс, статистически. Что не исключает симпатий отдельных азиопских интеллигентов... не к русским, конечно (хотя и такое случается), а к русской культуре, то есть вещи отделимой и присвояемой. Ну типа - Пушкин-то красивые стишки писал. Поневоле увлечёшься. У еврейского поэта Саула Черниховского есть стихотворение (гекзаметром), где интеллигентная еврейская девушка тайком от родителей читает Пушкина. Потом, правда, стала сознательной и томик выкинула. Но ведь "тянет". Стишки-то ладные. Но ведь русский, мерзость. И начинается - "Пушкин негр". Не было бы негра, придумали бы еврея или там немца. Главное - что не совсем уж белобрысый русский выродок, вот этот выблядок ненавистный. "Это можно". Так что до "Пушкиниггера" они бы и сами додумались. ЕСТЕСТВЕННОЕ ведь дело. Биология.

И при этом они ещё страшно боятся, что белобрысая золушка всё-таки выживет и мачехе всё припомнит. Привяжет мачеху к лавке, кожу с ног снимет, глаза выдавит, сиси вялые калёными щипцами рвать будет и т.п. Она сама бы так сделала, будь её воля (азиаты же, садисты, "с фантазией"). Но русские-то добрые. Точнее даже, равнодушные - так как от мучительства не умеют получать удовольствия (что является генетическим дефектом, но "будем исходить из реалий"). И если русские даже выживут и вернут себе власть, то ничего особо страшного с "быковыми и ахеджаковыми" не сделают. Ну, перестанут им каждый день премии вручать и радио выключат. Ничего, с голоду не помрут, пристроятся. В самом-самом крайнем случае пойдут на рынок торговать черешней или там бараниной. У них прекрасно получится, ещё довольны будут. Сидеть в кабачке, кушать шашлык, пить вино, хвастаться, кто сколько за день заработал и как русского дурака обвесил и тухлое мясо продал. Жить своей народной цыганско-азиатской жизнью. ХОРОШО ЖЕ. А что денег меньше - так не в деньгах счастье.

То же и Шмулевич, Диуновым помянутый. ОТПУСТИТЬ человека надобно. Он же на пять контор работает, активки там всякие, ФСБ, турки, кавказеры, какие-то подставные лавочки, интриги. Крутится человек, затянуло его, запутался весь в делах мутных. А ему бы в Хевроне тихо сидеть и немножечко шить, например. "Бархат, нитки и иголки, и ещё Талмуд на полке". Лепота!

А русские спокойно займутся своими делами. Без вот этого бесконечного злобного шамканья, выволочек, шпионства, и всего такого прочего.

PS. Разумеется, интеллигенция не главная проблема, её на нашу шею посадила нерусская власть. Но это "и так понятно".

Michael Diunov

Сегодня вышла статья Аврома Шмулевича "Русские: федерация или смерть".

Ссылки не даю, потому что на опубликовавший ее ресурс давать ссылку - все равно что потворствовать злу и увеличивать его силу в этом мире, но отмечу, что большая часть статьи представляет собой немного замаскированные и осовремененные цитаты из известного политического деятеля А. Розенберга, что для автора, считающего себя евреем, как то совсем неприлично.

А то, что не является цитатами из Розенберга, он с большим удовольствием бы поддержал...

chatlanin: (Default)
Читая мемуары графа Витте, наталкиваюсь на иллюстрацию хрестоматийного поведения страны-лимитрофа.
Итак, недавно "прославившаяся" скоропостижным членством в НАТО псевдострана "Черногория" 130 лет назад:

Из всех приездов в Петербург коронованных особ во время царствования Императора Александра III наиболее нашумел приезд князя Черногорского Николая.

Приезд этот был в первые годы царствования Императора Александра III и нашумел он потому, что во время обеда Александр III провозгласил тост за «единственного моего друга князя Черногорского».

В то время, с первого раза это было понято так, что Император Александр III наибольшее уважение из всех иностранных царственных особ отдает Черногорскому князю Николаю, что с одной стороны, весьма подняло Черногорского князя, а с другой стороны — поставило в некоторое недоумение коронованных особ Европы.

<...> Может быть, отчасти, провозглашая этот тост, Император Александр III хотел отметить личность князя Николая, но я думаю едва ли он был особо высокого мнения о нем в конце своего царствования, а если бы Александр III прожил до настоящего времени, то, я думаю, наверно, он об этом князе был бы не блистательного мнения, так как не подлежит сомнению, теперь это ясно совершенно выяснилось, что князь Николай в своей политике держался всегда и нашим, и вашим; вообще был дружен с тем, кто ему что-нибудь давал, а потому он заигрывал и искал то при дворе австро-венгерском, то при русском, а в последнее время с тех пор, как выдал свою дочь за итальянского короля, он очень заискивает при дворе итальянском.

Когда ему нужно было демонстративно показывать свое ультра-православие и для того, чтобы показать свое особое православие, подчеркивать заблуждения католицизма, — он это делал самым охотным образом; а потом, когда, случайно, наследный итальянский принц влюбился в его дочь и пожелал на ней жениться, то князь Николай, конечно, с громадною радостью на это согласился и не встретил никакого препятствия к тому, чтобы его дочь приняла сейчас же католичество.

Князь Черногорский приезжал в Россию непременно с каким-нибудь проектом, а в результате всегда имел в виду получить себе в карман несколько сот тысяч рублей. Для этого он прибегал к несоответственным приемам, делал представления о том, что нужны деньги для такого то военного дела, чтобы содержать такую то военную часть, все — конечно, на пользу России на случай войны на Балканах, а в результате, — и это мне, как бывшему министру финансов, безусловно известно, да я думаю относительно этого есть документы и в министерстве иностранных дел, — большинство всех этих денег шло просто в его карман.

Вообще князь Черногорский Николай человек, заслуживающий чрезвычайно мало доверия, но он так себя поставил, что многих вводит в заблуждение своею преданностью различным принципам: славянству, России, православию, но все это, большею частью, из-за денег.

Ничего не ново под луной.

chatlanin: (think different)
Михаил Казиник. "Тайны гениев":

Но было в моей жизни еще одно чувство, которое если и не примирило меня с советской властью, то отбросило мою ненависть к ней на задний план <…>
А примирило меня с жизнью в этой стране чувство гордости
за ее уникальные традиции культуры прошлого;
за удивительных людей – представителей старой русской интеллигенции ( ничего подобного в мире больше нет), часть которых я еще, слава Богу, успел встретить;
за величайшие в мире традиции гуманитарного образования, которые моя страна развивала вплоть до страшного большевистского переворота.

Примерно в то же время, когда я читал Достоевского, мне попалась на глаза маленькая книжечка о традициях русской культуры. Сейчас уже не помню, сколько и какие там авторы, у меня ее давно кто-то зачитал.
Но ясно помню потрясшую меня до глубины души историю времен русской дореволюционной гимназии. История следующая.

Это было в 1913 году.
Одиннадцатилетняя девочка, пансионерка Московской Ржевской гимназии, приставала к своему дядюшке с просьбой показать, что у него написано на медальоне, который тот всегда носил с собой на груди.Дядюшкин медальонДядюшка снял медальон и протянул девочке. Девочка открыла крышку, а там ничего не написано.
Кроме пяти нотных линеек и четырех нот: соль-диез – си – фа-диез – ми. Девочка помедлила мгновенье, а затем весело закричала:

-Дядюшка, я знаю, что здесь написано. Ноты на медальоне означают: «Я люблю Вас».

И вот здесь возникает вопрос.
Вы представляете себе, КАК УЧИЛИ ЭТУ ДЕВОЧКУ, если она, увидав четыре ноты, пропела их про себя, а пропев, узнала начало ариозо Ленского из оперы Чайковского «Евгений Онегин».
И начинается это ариозо – признание восемнадцатилетнего дворянина, поэта Владимира Ленского шестнадцатилетней дворянке Ольге Лариной – словами «Я люблю Вас» и четырьмя нотами, которые девочка и увидала на дядюшкином медальоне.
Оказалось, что этот медальон – столь оригинальное признание в любви, когда-то полученное девочкиным дядюшкой в подарок от своей невесты перед их свадьбой.
Но вы подумайте, ведь девочке только 11 лет! Каким же образом ее успели ТАК НАУЧИТЬ?
И не в специальной музыкальной школе, и не в музыкальном колледже, а в нормальной русской гимназии, да еще в начальных классах.

Вопрос, КАК учили эту девочку, я уже задал, теперь задам еще один вопрос, ответ на который выходит за рамки рассуждений об уровне образования только, а касается вопросов генофонда.

КАК НУЖНО НАУЧИТЬ МАЛЬЧИКА, ЧТОБЫ ОН КОГДА-НИБУДЬ ПОДОШЕЛ К ТАКОЙ ДЕВОЧКЕ, ЗАГОВОРИЛ С НЕЙ, ЗАИНТЕРЕСОВАЛ ЕЕ КАК ДОСТОЙНЫЙ СОБЕСЕДНИК, КАК ЛИЧНОСТЬ, А СО ВРЕМЕНЕМ ЗАВОЕВАЛ ЕЕ СЕРДЦЕ?

Здесь уже никакими модными штанами и престижными кроссовками делу не поможешь
Обучив девочку на таком уровне, ей как бы сделали прививку от бездуховности, от того потока примитивного однообразия, которое я условно называю «дискотечностью».
К этой девочке лишь бы какой мальчик не подойдет. Но если подойдет, то вряд ли найдет взаимопонимание. Ведь если мудро смотреть вперед – можно предположить, что эти дети в будущем поженятся, у них будут свои дети.
И они должны, естественно, воспитать этих детей на соответствующем духовном уровне.
Таким образом, речь здесь идет об УРОВНЕ КОНТАКТА, уровне духовного, культурного соответствия.
Мальчик обязательно должен быть духовным партнером этой девочки, находиться на уровне этой девочки, ее духовных запросов и приоритетов.
Следовательно, обучая девочку искусству, музыке, поэзии, уже в младших классах русской гимназии, воспитывая (или, лучше сказать, формируя) духовную потребность, думали о генофонде, об интеллектуальном обществе будущего.
Но существовал ли в русском обществе того времени мальчик – достойный партнер нашей маленькой гимназистки? Конечно, да! Вы не задумывались, почему все офицеры царской армии учились играть на рояле? Так ли это необходимо для боевой подготовки? Для боевой, быть может, и нет, а вот для генофонда – конечно же, да!!! Вдумайтесь, что это за образ – офицер, играющий на рояле? Да это же символ мужской гармонии – сочетание офицерства и музыки. С одной стороны, офицер – защитник, воин, а с другой – тонкий интерпретатор музыки Чайковского и Шопена.
У вас, читатель, голова не кружится от моих необузданных фантазий? А ведь я ничего не придумываю – читайте побольше русской литературы того времени.
А поэтические диспуты с сочинением и чтением собственных стихов прямо в казарме не хотите? А знание трех-четырех иностранных языков?
Ура!
Мы нашли нашей девочке партнера!
И речь здесь идет о достойном партнере, поверьте.

Высокое качество гуманитарного образования в России, начиная с 20-х годов XIX века и до начала 20-х годов века XX, породило невероятную потребность в культуре и подготовило культурный взрыв, подобного которому, думаю, история человечества до сих пор еще не знала. И большая часть того, что в мире известно и ценимо в русской культуре, - именно эти 100 лет невиданного расцвета литературы, поэзии, музыки, изобразительного искусства.


chatlanin: (izba-chitalnya)
Окончание статьи "Украинский кризис глазами грека". Начало здесь.



Как русский может стать европейцем?
Если классическое неоязычество (интегральный национализм) имеет для Украины периферийный характер (Западная Украина), сейчас появилось такое понятие, как ‘русскоязычный украинский национализм’, применимый уже к основным регионам страны. И вот это – правда, что-то новенькое.

‘Русскоязычный украинский национализм’ в меньшей степени идейный и в большей степени потребительский. Все-таки человеку, получившему советское образование, а таких на Украине много, невозможно считать Бандеру героем. Советское образование, несмотря на все свои идеологические перекосы, было одной из лучших массовых образовательных систем в мировой истории. Так что интегральный национализм (неоязычество) может быть популярен среди полуобразованной молодежи, и он вроде бы почти невозможен для людей среднего и старшего возраста.

Евромайдан — это синдром человека постсоветского пространства, человека, потерявшего родину. Ведь для того, чтобы русский человек стал европейцем, он должен стать евро-украинцем, и тогда его примут в «Царствие Небесное на Земле» – в Евросоюз.

И ведь русские «повелись» (не все, конечно). Естественно, Таможенный союз по сравнению с Евросоюзом в плане мягкой силы (т.е. информационной мифологии) умело преподносился в средствах массовой информации Украины как «таежный союз», где, как известно, хозяин – медведь. Честно говоря, когда смотришь на финансовый блок российского правительства, создается впечатление, что русский либерализм – как русский бунт – «бессмысленный и беспощадный».

И тут срабатывает классический рефлекс человека постсоветского пространства (человека, потерявшего Родину) – «свалить на Запад», причем, в данном случае – всей страной.

Если для этого русскому человеку надо убедить себя, что он украинец, – «да легко!», ведь есть понятие ‘политическая нация’. И тут главный вопрос первого русского Майдана – февраля 17-го – повторяется в виде фарса: «Зачем русским Россия?»

В майданном угаре та маниакальность, с которой русские (на Украине) называют себя евро-украинцами, уже смахивает на «русскую секту свидетелей Майдана», они и пол у себя в доме готовы креативно выкрасить – в цвет флага Евросоюза. Бывшие малороссы (не «малость русские», а жители «Малой России»), прошедшие через горнило коренизации/туземизации, докатились до состояния микро-европейцев (на правах дальних или бедных родственников). В этой мифологии Россия преподносится как агрессор, который сначала агрессивно подарил Крым (не спросив ни у жителей Украины, ни у жителей Крыма), а потом вежливо забрал (спросив на этот раз всего лишь у жителей Крыма). А вот евроинтеграция – это классическое «светлое будущее», в которое так привык верить советский человек. И ничего, что евроинтеграция отличается от Евросоюза как миф от реальности. Это – как отличие светлого коммунистического будущего от серой социалистической реальности позднего СССР с его тотальным дефицитом не только материальных ценностей, но и духовных.

Серость этой реальности на Украине со времен распада СССР просто приобрела цвет хаки и настолько сгустилась, что становится в условиях практического дефолта экономики чем дальше, тем более невыносимой (я сейчас о народе, а не об «элите», к которой «в огород бриллиант упал»). Национальная идея (или национальное отчаяние), которая объединяет русскоязычных и украиноязычных жителей огромной территории постсоветского пространства, проста как любой миф – евроинтеграция. Это чистый миф, так как на западе Украину ждут так же, как Турцию, которая подписала свой договор о евроинтеграции 50 лет назад, имплементировав все условия договора. Что она получила взамен? Ничего! Точнее, два дефолта, несколько периодов гиперинфляции и политической нестабильности в условиях увеличения европейского экспорта в Турцию.

Сам Евросоюз сегодня находится в глубочайшем внутреннем кризисе, и тут сейчас не до Украины. Что касается НАТО, то Украина без Крыма – как Турция без Босфора и Дарданелл.

Итак, любой фарс (евроинтеграция) недолговечен, эта шоколадная иллюзия растаяла на глазах. Что касается Украины, то главным результатом майдана стал дефолт реального сектора экономики. То что выглядело как бескрайняя река прогресса которая несла лодочку украинской экономики к европейскому уровню жизни, оказалось разбитым зеркалом. Естественно возникает вечный вопрос: "кто виноват?"

Конечно, русские (у бывших русских всегда виноваты русские). И тут на смену потребительскому национализму (Евромайдану) приходит интегральный (этно-национализм). Парадоксально, но и здесь наработки старой советской этнической инженерии пригодились. Дело в том, что термин «национальность» новый (200-250 лет для человеческой истории не срок), и как любой новый термин, он имеет неустоявшуюся интерпретацию. Сегодня на постсоветском пространстве наблюдается принципиально иная версия интерпретации слова ‘национальность’ от запада. Для американца термин ‘nationality’ (национальность) определяется в такой чеканной формулировке политической нации, как:

«Nationality is the legal relationship between a person and a state».

Что в переводе означает:

«Национальность – это формализированное взаимоотношение личности и государства».

Т.е. слово ‘национальность’ переводится как ‘гражданство’. И именно эта интерпретация стала доминировать на западе после победы над немецким нацизмом.

Но в СССР слово ‘национальность’ имело диаметрально противоположный смысл – это пресловутая пятая графа в паспорте, т.е. национальность понималась именно как этническая принадлежность человека. А слово ‘народ’ уже понималось в смысле политической нации, отсюда и словосочетание «многонациональный советский народ».

Такой подход для СССР был нужен для взлома «буржуазных колониальных империй», ведь был провозглашен принцип «права наций на самоопределение». Естественно, в этой политике не было даже намека на этнофашизм, и намерения были благими... – они и привели к Аду.

Ад – это дискриминация русских по национальному признаку в собственной стране. Ведь малороссов не спрашивали, почему им нельзя в этой пресловутой 5-й графе писать «малоросс», что в царской России означало просто «русский из Малой России», а надо обязательно писать «украинец». А белорусам не объясняли, с какой стати в результате коренизации/туземизации они окажутся «белее русских».

Хотя речь идет о классической дискриминации русских по национальному признаку, причем, в своей же стране. Глубинные причины распада СССР – не экономические, а этнические, так как «хребет империи» – великий русский народ – был разделен на три якобы братских. А братья не обязаны жить в одном доме, эти «братья» и разрушили империю в Беловежской пуще (только русские могут разрушить Россию).

Естественно, жителям Беларуси и Украины надо было как-то аргументировать наличие отдельных государственных формирований от РФ. И изначально бывшая партноменклатура бывших союзных республик, став «самопровозглашенной национальной элитой», пошла путем не фашизма, а «потребительского национализма», мол, отделимся от России и заживем. РФ изначально было не до них, так как нужно было сохранять оставшуюся Россию. Но на Украине, после майдана и отказа Европы восполнить роль России как донора украинской экономики, произошел обвал реального сектора экономики. Это сделало невозможным построение политической нации (потребительский национализм невозможен, когда потреблять нечего). Украинская экономика после майдана пережила жесткую деиндустриализацию и стремительно превращается в аграрную, и сейчас обладает одним единственным ликвидным активом - чернозем. И тут повторюсь: к самому народу элита поздней УССР относилась как к скоту в огороде, это видно по всей новейшей истории Украины.

Не для того союз разваливали чтобы потом с народом возится. И в рамках договоренностей с МВФ огромные территории страны продаются крупным транснациональным компаниям (это их огород). Но население Украины слишком большое для такой структуры экономики (бывшая индустриальная страна стала аграрной), по этому единственная майданная кричалка которую пытается выполнить бывшие комсомольцы ставшие олигархами, это "Безвиз" с Евросоюзом. По самым скромным оценкам 90% населения Украины не имеют сейчас возможности оплачивать тур поездки в Европу. И безвиз нужен не для туризма а для добровольной (безвизга) самодепортации излишков населения, по этому и безвиз с Россией не отменили (какая им разница кто куда "безвизга" уедет). Но какая то часть населения должна остаться чтобы работать на постмодернистских латифундиях. Естественно оставшимся надо обьяснить зачем им это надо? Построение политической (потребительской) нации в условиях открытых границ с более богатыми соседями невозможно, так можно и без населения остаться или докатится до очередного Майдана, уже как голодного бунта.

И тут, для удержания власти элитой, в сухом остатке остается «этно-национализм».

Далее )
chatlanin: (Default)
Пожалуй, самая точная характеристика начала строительства американской военной базы в Очакове:

это пощечина всей российской истории, так как Очаков был отвоеван еще в ходе войны с турками, которых русское государство отгоняло от северного побережья Черного моря на протяжении всего 18 века. Появление военной базы там даст США возможность получать сведения о Черноморском флоте в упрощенном режиме. Теперь Пентагону не придется запрашивать разведданные через Севастополь, как он это делал раньше с морской базы Украины в том же регионе.

американская база станет поводом для совершения новых преступлений украинскими властями, так как Киев рассматривает дислокацию США в Очакове в качестве гарантии собственной безопасности. Руководство Незалежной полагает, что Россия не будет вступать в прямой конфликт с Америкой.


chatlanin: (izba-chitalnya)
Продолжение статьи "Украинский кризис глазами грека". Начало здесь.



Часть 2.
Завершение политики коренизации (туземизации) в постсоветской Украине

В Бога можно и не верить (Он сам дал эту свободу), но не понимать роли православия в общерусской народной памяти – это без-умие! Этим безумием и грешила советская историография. Русский народ большую часть своей истории жил на территориях нескольких государств (он всегда был разделен). Но народ в средние века был в основе своей православным и частично униатским (т.е. не совсем католическим), и, как следствие, философски относился к государственным границам, которые менялись в среднем каждое поколение, по одной простой причине: у него была одна общая память – крещение, а это не событие – это бытие.

После очередной децентрализации Руси (распад СССР) всё вернулось на круги своя – опять новые границы у одного народа. Но именно советское образование напрочь исключило религиозный фактор из общей памяти русского народа в нескольких поколениях, в итоге – понятие этногенеза вульгаризировалось в советском и постсоветском менталитете до элементарного краеведения. В остальном СССР как страна, победившая в величайшей войне в мировой истории, – это пик русского мессианства. Но когда СССР пал, русский народ, лишенный как православной общей исторической памяти, так и красного мессианского проекта построения идеального общества, начинает распадаться на «вышиванки и их рынки сбыта», т.е. на политические нации.

Политическая нация – это государство нового времени, сегодня её постоянно путают на Украине (и не только) с понятием народа (этноса).

Нетрадиционная этническая ориентация «бывших русских»
В рамках постсоветского менталитета наличие трех новых русских государств, т.е. политических наций (Беларусь, Украина, Россия) стало пониматься как наличие трех отдельных народов. В этой концепции наличие разных танцев, вышиванок и разных «говоров» в языковом плане стало аргументом существования отдельных народов. Это «нетрадиционная этническая ориентация», именно нетрадиционная, так как все эти отличия в русском народе были всегда (как и в любом народе). Они на Руси были и до крещения, остались и после, всё тысячелетие, перманентно эволюционируя. Но никогда (до распада СССР) наличие нескольких государств не понималось как наличие отдельных народов.

К сожалению, вместо преподавания общей истории одного народа в нескольких государствах (как делают Греция и Кипр), Украина и, в меньшей степени, Беларусь пошли путем создания этнических мифов, новой историографии (ленинского происхождения). И вот тут наработки советской исторической школы пригодились (те же грушевские и их производные). По сути дела, политика коренизации (туземизации) завершилась в рамках «постсоветского образования Украины». Этнораспад – это когда меняется восприятие истории не в диссертации академика, а в массовом сознании целого поколения. Как известно, Майдан проходил, в том числе, и на «улице Грушевского», в прямом и переносном смысле этого слова. Современная украинская историография – это «скелет из шкафа» подзабытой ленинской политики этнической инженерии (коренизации) и на этих книжках вырастили поколение.

Что такое коренизация (туземизация)?
Приведу чужой для вас пример коренизации, не касающийся ни украинцев, ни русских, и в этом смысле более понятный, так как не задевает за родное.
Пример будет из коренизации сербов и болгар в рамках создания Югославии.

Коренизация – это когда сербам, которые живут на Черной горе, сказали, что они, на самом деле, не совсем сербы, а черногорцы. Почему? Потому что они живут на Черной горе. А болгар, которые жили в Македонии, великие югославские коренизаторы ошарашили тем, что они, оказывается, потомки Александра Македонского. Почему? Да потому что они живут в Македонии. Звучит как бред, но на этом вырастили поколения. И вот, когда «южнославянский СССР» (Югославия) распался, к северу от Греции и к западу от Болгарии возникает казусное государство Македония (Бывшая югославская республика Македония), населенное, вроде, болгарами. Но самое драматичное, что там вырастили на своей мифической историографии (свои грушевские) поколение с классической «нетрадиционной этнической ориентацией». У них нет общей памяти с болгарами: хотя и говорят на болгарском языке, болгарами они себя не считают, но считают, что они потомки Александра Македонского, как минимум, по прямой линии от царей Пеллы и Вергины. А мы, греки (по их грушевским), получаемся чем-то вроде балканских угрофинов (т.е. примазались).

Трудно скрываемый расизм характерен как для македонской, так и для украинской историографии. Мягко выражаясь, «не научно» утверждать, что жители современного Киева более чистокровные потомки князя Владимира, чем жители Москвы (которые, «как известно», все поголовно татары). Т.е. печенеги на Украине просто «мимо проходили». Расизм – это не наука, это диагноз.

Ну, а коренизация (туземизация) – это приватизация истории «по месту жительства».

Далее )
Продолжение следует.
chatlanin: (izba-chitalnya)
Еврейский вопрос во многом утратил былую остроту, что была накануне крушения Русского государства, однако всё ещё не снят с повестки дня. Но самое главное - после уничтожения коммунизма Россия в лице новых власть предержащих так и не вернулась к русскости, а значит, по сути, ничего не поменялось, и статья Тихомирова не утратила своей актуальности. Нет более дерусифицированного СССР, но глупая игра в нерусскость продолжается, где "россиянство" суть полный аналог интернационального "советского человека".


Мы редко и неохотно говорим о так называемом «еврейском вопросе» не потому, чтобы не придавали ему значения, а потому, что нам, русским, немыслимо даже и думать о разрешении еврейского вопроса до тех пор, пока у нас не разрешен вопрос «русский».
Сами евреи, понятно, могут считать разрешением еврейского вопроса удовлетворение всех их пожеланий относительно их прав и даже, пожалуй, привилегий. Но для нас такая постановка дела была бы смешна и нелепа. Для нас разумно только такое решение еврейского вопроса, при котором их благо достигается не только без вреда, но даже с пользой для нашей страны и для Русского народа. А такого решения не может быть, пока мы, русские, не придем, наконец, к какому-либо ясному и окончательному решению своей собственной судьбы.
В настоящем своем положении мы, русские, в высшей степени слабы. Заботиться теперь о том, чтобы евреям не было от нас какого-нибудь притеснения, – это очень походило бы на размышления овцы о том, как ей не обидеть чем-нибудь бедного волка. Независимо от степени своих прав евреи забивают нас во всем. Они захватывают все отрасли труда, – конечно, выгодного, – захватывают интеллигентные профессии, захватывают печать и через ее посредство становятся господами общественного мнения. Их величайший грех перед Россией – первенствующая роль в революции, изуродовавшей Россию, – отдал в их руки радикальные партии, которые господствуют в нашем политическом мире и особенно в Государственной Думе. Фактическая сила еврейства в России вообще громадна, и всякое увеличение их прав ведет вовсе не к «равноправию», а к господству евреев над Россией и русскими. Может ли в таком положении решать еврейский вопрос тот, кто сколько-нибудь заботится о своем собственном народе?
Если бы предположить, что Россия навсегда рухнула, утратила свое самосознание, потеряла способность жить сообразно своей собственной психологии, то у нас не стоило бы, пожалуй, ни о чем особенно заботиться. Такая страна была бы осуждена на самое жалкое будущее, и, стараясь быть «перекопией с копии» разных «передовых стран», все равно обречена была бы на порабощение другими народами, – евреями или кем другим. Если бы вера в способность России к великому мировому житию была окончательно опровергнута фактами, то небольшая разница – как и от кого нам погибать.
Но мы принадлежим к тем, которые не утрачивают веры в Русский народ, видя его в современном жалком состоянии. Мы помним еще недавние времена тяжких туманов, обволакивавших русские умы, когда, несмотря на это, Россия сумела быстро воспрянуть, как только над ней засияло солнце яркой и определенной национальной политики Императора Александра III. Испытания наших дней более тяжки, наше нынешнее падение более глубоко, но это еще не значит, чтобы Россия не в состоянии была и теперь восстать из праха. И когда это произойдет, когда мы приступим к решению «русского вопроса», когда мы возвратим народу Русскому его государство и начнем ставить русскую жизнь на ее собственные основы, то наша родная страна снова сделается могучей нравственной и материальной силой. Тогда мы можем приступить и к решению еврейского вопроса, разумеется, не в том смысле, чтобы посадить евреев господами над собой, а в том смысле, чтобы сообразно нашим идеалам обеспечить их благо, дав им для того все потребное, но также и сделав невозможным расхищение ими России, а самих евреев сделав достойными даруемых им благ.
В нынешнем же положении, когда мы не можем дознаться даже того, кто пьет кровь несчастных ющинских, а под видом еврейского вопроса нам подносят только расширение прав евреев без всякого обеспечения нас в их гражданской добропорядочности, в таком положении человек, сколько-нибудь любящий Россию, не может озабочиваться участью евреев. Пропасть они не пропадут: эта опасность существует не для них, а только для нас. Они проживут и без наших стараний лучше нас. А вот о России действительно следует позаботиться, ибо она находится в положении гораздо более несчастном, так что может лишь завидовать силе и сплоченности евреев и их непрерывно растущей победе над всем миром, а уж особенно их силе среди нас, растерявших все свои идеалы, верования, организацию и заботу о своем коллективном существовании.
Нам важен русский вопрос, который состоит в том, чтобы мы снова стали самосознающей нацией, понимающей саму себя и живущей сообразно со своими сильными, идеальными сторонами. Этот же вопрос даже и не начат разрешением. Правда, теперь выставлен лозунг «национальность». Но этот лозунг приобретает живую силу лишь тогда, когда мы соединим слово «национализм» с определенным содержанием его смысла, когда, говоря о народности, мы будем представлять себе, в чем именно она выражается. Тогда только мы, провозглашая национальную политику, будем знать, какое дело надлежит нам совершать для того, чтобы быть русскими. Но ничего подобного доселе нет. Самая мысль о русских идеалах доселе объявляется «реакционной» теми владеющими нами людьми, которые об руку с евреями превратили нашу некогда прекрасную страну в какой-то табор не помнящих родства. Много усилий требуется, чтобы очистить с русского человека эту гнилую плесень революции и вразумить сбитых с толку, растерявших всякое самосознание людей, что не «реакцию», а величайший прогресс, – единственно возможный прогресс несет России и миру воскресение русских идеалов. Не скоро мы можем рассчитывать на решение русского вопроса... И до тех пор нам не до евреев.
Единственно, что можно сказать до тех пор, – это то, что всякое расширение прав народа, развращающего нас и составляющего главнейшую опору революции, разрушающей наши нравственные и материальные силы, – расширение прав такого племени уже само по себе составляет признак политического безумия русских, требующих прав для евреев. В современном своем состоянии полной расшатанности Россия не способна к разумному решению еврейского вопроса и к осмысленному определению прав, которые для евреев нужны и могут быть им даны безопасно для страны. А потому самый элементарный признак политического разума состоял бы у нас теперь в том, чтобы совсем не затрагивал еврейского вопроса, не переменять в пользу евреев ничего в существующем положении до тех пор, пока не будет решен тот русский вопрос, по «директивам» которого получится возможность разумно устраивать судьбы других проживающих в России племен и особенно столь трудного, столь опасного для себя и для других племени, как еврейское.
Тихомиров Л.А. К реформе обновленной России (Статьи 1909, 1910, 1911 гг.). М., 1912

chatlanin: (stoj gnida)
Американские военные историки обнаружили очень интересный факт. А именно, при внезапном столкновении с силами японцев американцы, как правило, гораздо быстрее принимали решения - и, как следствие, побеждали даже превосходящие силы противника. Исследовав данную закономерность, учёные пришли к выводу, что средняя длина слова у американцев составляет 5.2 символа, тогда как у японцев 10.8. Следовательно, на отдачу приказов у американцев уходило на 56% меньше времени, что в коротком бою играет немаловажную роль.
Ради "интереса" они проанализировали русскую речь - и оказалось, что длина слова в русском языке составляет 7.2 символа на слово (в среднем). Однако, при критических ситуациях, русскоязычный командный состав переходит на ненормативную лексику - и длина слова сокращается до (!) 3.2 символов в слове. Это связано с тем, что некоторые словосочетания и даже фразы заменяются одним словом.

chatlanin: (Default)
Продолжение статьи "Украинский кризис глазами грека". Начало здесь.



ПОЧЕМУ В НОВОЙ УКРАИНСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ ТЕРМИН "ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ" ЗАМЕНЯЕТСЯ НА ТЕРМИН "ВТОРАЯ МИРОВАЯ"?
Что касается названия войны, в большинстве стран Европы (точнее – Евросоюза) обычно используется термин ‘Вторая мировая’, так как большинство стран континентальной Европы либо сотрудничали с Гитлером, либо были «лояльно-нейтральны». Их рассказ о войне это "кино побежденных", поэтому и используют нейтральный термин Вторая мировая, но не везде. В Греции, как и в России, термин ‘Вторая мировая’ второстепенен, так как Греция – одна из немногих стран Европы, которые были в антигитлеровской коалиции с самого начала войны (в конце войны только ленивый не объявлял войну Германии). Поэтому в наших школьных учебниках этот жуткий, но при этом героический период истории греческого народа называют «Ethniki antistasi», в переводе – ‘национальное сопротивление’, так как сопротивление было не штучным (как во Франции), а общенародным. Аналогичный подход и у сербов – им тоже есть, чем гордится. А начало Второй мировой войны для Греции (когда Греция разбила фашистскую Италию в 1940-м) вообще называют «Эпосом 40-го года». Такие термины, как ‘Великая отечественная’ у русских, ‘Эпос и национальное сопротивление греков’, ‘Сопротивление сербов’ и т.п., могут использовать только народы, которым есть, чем гордится.

Современные украинские историки лукаво заменяют термин, который может использоваться только победителями – ‘Великая Отечественная Война’, на термин, который может использоваться как победителями, так и побежденными – ‘Вторая мировая’. В этом отличие и 8-го от 9-го мая. 8-го мая не столько празднуется, сколько поминается окончание Второй мировой в той же Германии (по сути – день поминок), а 9-е мая – День Победы. И вопрос тут не столько календарный: капитуляция принималась в проигравшей Германии/Европе под конец дня 8-го, а в столице победителя Москве было уже 9-е. Вопрос тут философский, на идентификацию: 9-е мая – праздник «победителя в Великой Отечественной войне», но этот термин не могут использовать те, кто проиграл в войне. Поэтому у них и дата другая.
В новой украинской историографии через замену термина ‘Великая Отечественная’ (так как УССР или тем более СССР уже не отечество) на ‘Вторую мировую’ в коллективном сознании молодого украинского поколения украинские националисты из УПА (которые сотрудничали с нацистами) приравниваются к красноармейцам, и ими тоже можно гордится. Это не примирение победителей и побежденных, это реабилитация коллаборационизма, и плевок на могилы миллионов украинцев которые не просто полегли в войне с нацизмом, ОНИ В НЕЙ ПОБЕДИЛИ.

Далее )
Продолжение следует.
chatlanin: (izba-chitalnya)
Продолжение статьи "Украинский кризис глазами грека". Начало здесь.



ПОЛЬША ИЛИ "РУССКОЕ ВОЕВОДСТВО"?
Есть мнение, что географический термин ‘украинец’ (житель окраины) стал этнонимом отдельного от русских народа за несколько веков в составе Польши, но это тоже неправильно – русские продолжили быть русскими. Во-первых, мы, греки, приложили руку (в прямом смысле): в 1620 году Иерусалимский патриарх Феофан III восстановил православную Киевскую Mитрополию, рукоположив новых епископов для Малой России (Малороссии), т.е. той части русского народа, которая жила в составе Польши и поляками называлась Украиной.

Что касается непосредственно Галичины, то в 1586 году антиохийский патриарх Иоаким ІV утвердил устав Львовского православного братства, которое впоследствии получило статус ставропигии – т.е. имело прямое подчинение патриарху антиохийскому, а не местным православным епископам, которые то и дело переходили в унию. Таких братств потом стало много. И даже, когда и их заставили принять унию (1708 год), эти братства, выражаясь языком современных украинских националистов, оставались «рассадниками российского влияния», выступая за более тесные культурные связи с усилившимся Российским государством. Русофилов-униатов было много. В результате, территория нынешней западной Украины (в составе Польши) называлась поляками Русское воеводство со столицей в городе Львове… Наверное, полякам было тоже виднее, что речь идет о народе русском.

Далее )

Продолжение следует.
chatlanin: (izba-chitalnya)
Когда длительно погружен в какой-то вопрос и, более того, занимаешь в нем определенную позицию, то есть заведомо являешься стороной заинтересованной, полезно посмотреть на проблему со стороны. Например, из Греции. От человека над схваткой, который сам себя характеризует так:
Родился в 1977 году в Москве, в семье русскоязычных греков (в России я был греком). В 1988 году моя семья переехала в Грецию, в Афины (тут уже я оказался русским). Здесь я окончил школу и впоследствии поступил на факультет политологии университета Пантио в Афинах. Говорят что человек принадлежит к нации на языке которой он мыслит. Когда я говорю на греческом то думаю на греческом, когда изъясняюсь на русском - мыслю на русском. Я - русский грек или грек русского замеса.

Его взгляд крайне фактологичен, не лишен научного подхода, а кроме того, освещает вопрос с историософическим размахом, с высоты великой греческой цивилизации, подарившей нам античность и мистерию христианства.
Привожу статью полностью.

Украинский кризис глазами грека )
Продолжение следует.
chatlanin: (izba-chitalnya)
Уважаемые камрады! Где бы найти в электронном виде следующие книги? Озон дает такие реквизиты:

  • Русская Галиция и "мазепинство"
    Составитель: Михаил Смолин
    Год выпуска: 2005
    ISBN: 5-89097-067-4
    Издательство: Имперская традиция
    Серия: Русская имперская мысль

  • Сергей Щеголев - История "украинского" сепаратизма
    Год выпуска: 2004
    ISBN: 5-89097-062-3
    Издательство: Имперская традиция
    Серия: Православный центр имперских политических исследований

По последней книге есть великолепная рецензия Николая Яременко, ценная уже сама по себе.

Книга, которую боятся

«Православный центр политических исследований» обратившись к теме «украинского» сепаратизма, выпустил в свет книгу: «Истории «украинского» сепаратизма» автор С. Н. Щеголев в 1919 году за свои русские убеждения расстрелянного большевиками.

Сергей Никифорович Щеголев в предисловии к своей книге в октябре 1912 года в Киеве писал: «Под южнорусским сепаратизмом или отщепенством мы разумеем попытки ослабить или порвать связь, соединяющую малорусское племя с великорусским… Чтобы углубить отчужденность этого племени от остальной Руси, для него придумали имя украинского народа, а территории с преобладающим малорусским населением присвоили название Украины, воспользовавшись для этого совершенно произвольно узким географическим термином определенного окраинного содержания». В книге рассказывается как еще украинофилы галицкие купно с южнорусскими недоляшками, подъелдыкивая Польше и Австро-Венгрии, выработали план культурно-политического объединения всех частей «украинского» народа в автономную единицу – Соборную (то есть объединенную) Украину. Эти сепаратисты, окрестили свою идеологию «украинством», пропаганду свою называют «украинским движением», а своих единомышленниов – «сознательными украинцами». Хотя надо признать, что – вплоть до современных деятелей «украинства» (Л. Кучмы и В. Ющенко, и своры майданутых жидобандеровцев) - на повестке дня еще стоит вопрос о формировании «украинской нации». Потому, что и сегодня «ржавым недоляшкам» трудно противостоять мысли высказанной Ф.М. Достоевским в Дневнике писателя: «Хозяин земли русской – есть один лишь русский (великорус, малорус, белорус – это все одно) – и так будет навсегда…»

Поистине иудино предательство на почве «украинства», еще более ста лет назад, метко прозванное «мазепинством», сегодня популярно среди «майданной» элиты. Пережив большевицкую интернациональную эпидемию в ХХ столетии, русская нация вновь столкнулась с вызовом региональных сепаратистов. Сегодня «украинскую» нацию формируют под присмотром США, как политическую группировку, как антирусскую партию. «Православный центр политических исследований» выпущенной книгой развенчивает антирусскую мифологию мазепинцев.

В ситуации ХХ столетия, когда русская цивилизация переживала сложные внутренние нестроения, под сомнение был поставлен смысл участия южнорусского населения в строительстве общерусского мира. Вирус самовлюбленного регионализма жестоко поразил постсоветскую элиту южнорусского населения. «Украинство» проявило себя как своеобразное областническое «майданутое» западничество, черпающее свои идейные предпочтения из польско-католического мировоззрения.

Государство «Украина» – раздирает целостность и Православной Русской Церкви, и русской государственности, и единство русского народа. «Украинство» как идеология национального раскола поставило под вопрос единство Православного Русского мира, и мы находимся сегодня в сложнейшем положении, когда одна часть «жителей державы», сознание которой замутнено сепаратизмом, выступает агрессивно против другой. И как утверждал профессор П. Е. Казанский: «Мы живем в нестабильное время, когда создаются искусственные государства, искусственные народы и искусственные языки». Выполняя принцип – разделяй и властвуй – «Украина создана как анти Россия, «украинство» как анти русизм. А. Царинный это определял следующим образом: «Украинцы» – это особый вид людей, - окатоличеных и ополяченых. Родившись русским, украинец не чувствует себя русским, отрицает в самом себе свою «русскость» и злобно ненавидит все русское. Он согласен, чтобы его называли кафром, готтентотом – кем угодно, но только не русским. Слова Русь, русский, Россия, российский - действуют на него, как красный платок на быка. Но особенно раздражают «украинца» старые, предковские названия: Малая Русь, Малороссия, малорусский, малороссийский…»

Прочтение названой книги приводят к однозначным выводам, к которым пришел редактор книги М. Смолин: «Украинский проект погибнет от духовной узости «украинства», которое рано или поздно оттолкнет от себя южнорусское население, даже в Галиции, которая вспомнит свое русское прошлое и ту самоотверженную борьбу за русское имя, которую она вела вплоть до присоединения к СССР.

«Украина» погибнет от того, что советская власть дала ей слишком много территорий, никогда не попадавших в ареал «украинского» дела. Она погибнет от неспособности к государственной самоиндефикации, потому что не сможет отпустить Новороссию, Слобожанщину, Крым и Донбас из своего проекта, а те всегда будут инородными телами для «Украины».

В основе проекта «независимая» Украина лежит чудовищная и мерзкая по своей сути идея о том, что украинцы (малороссы) якобы отдельный от Русского мира народ. А история «независимости Украины» - гнусная цепь лжи, воровства, измен, продажности и откровенной беспринципности «самостийной элиты»... Но главный вывод, к которому приходишь после прочтения книги: настала пора возвращения к проекту «Малороссия» вместо нынешнего «укпроекта». Настало время создания великого Русского союза…


Уверен, что книга «История «украинского» сепаратизма» на порядок превосходят все агитационные материалы партий, движений и организаций идущих под Русской идеей. Ее надо просто переиздать, как и книгу Н. Ульянова «Происхождение украинского сепаратизма». О возрождении Русского духа говорят русские и славянские организации Малороссии, Слобожанщины, Новороссии, поднявшие знамя Русского Мира, но этих книг у них нет...

chatlanin: (pezhe)
Чтоб худого про царя
Не болтал народ зазря,
Действуй строго по закону,
То бишь действуй... втихаря.
Ну а я уж тут как тут,
Награжу тебя за труд.

Л.Филатов "Про Федота-стрельца, удалого молодца"

chatlanin: (izba-chitalnya)
Отрывок, в котором отразилась вся эпоха, этнография, Юго-Западный край и пришедшее туда вместе с Петлюрой свидомитство.

В разгаре веселья явился господин Гейнрих.

— Позвольте войти наемнику капитала, — бойко сказал он.

Гейнрих устроился на коленях толстого писателя, отчего писатель крякнул и стоически подумал: «Раз у меня есть колени, то должен же кто-нибудь на них сидеть? Вот он и сидит».

— Ну, как строится социализм? — нахально спросил представитель свободомыслящей газеты.

Как — то так случилось, что со всеми поездными иностранцами обращались учтиво, добавляя к фамилиям; «мистер», «герр» или «синьор», а корреспондента свободомыслящей газеты называли просто Гейнрих, считали трепачом и не принимали всерьез. Поэтому на прямо поставленный вопрос Паламидов ответил:

— Гейнрих! Напрасно вы хлопочете! Сейчас вы будете опять ругать советскую власть, это скучно и неинтересно. И потом мы это можем услышать от злой старушки из очереди.

— Совсем не то, — сказал Гейнрих, — я хочу рассказать библейскую историю про Адама и Еву. Вы позволите?

— Слушайте, Гейнрих, почему вы так хорошо говорите по-русски? — спросил Сапегин.

— Научился в Одессе, когда в тысяча девятьсот восемнадцатом году с армией генерала фон Бельца оккупировал этот чудный город. Я состоял тогда в чине лейтенанта. Вы, наверно, слышали про фон Бельца?

— Не только слышали, — сказал Паламидов, — но и видели. Ваш фон Бельц лежал в своем золотом кабинете во дворце командующего Одесским военным округом с простреленной головой. Он застрелился, узнав, что в вашем отечестве произошла революция,

При слове «революция» господин Гейнрих официально улыбнулся и сказал:

— Генерал был верен присяге.

— А вы почему не застрелились, Гейнрих? — спросили с верхней полки. — Как у вас там вышло с присягой?

— Ну, что, будете слушать библейскую историю? — раздраженно сказал представитель свободомыслящей газеты.

Однако его еще некоторое время пытали расспросами насчет присяги и только тогда, когда он совсем уже разобиделся и собрался уходить, согласились слушать историю.

Рассказ Господина Гейнриха Об Адаме И Еве

— Был, господа, в Москве молодой человек, комсомолец. Звали его — Адам. И была в том же городе молодая девушка, комсомолка Ева. И вот эти молодые люди отправились однажды погулять в московский рай — в Парк культуры и отдыха. Не знаю, о чем они там беседовали. У нас обычно молодые люди беседуют о любви. Но ваши Адам и Ева были марксисты и, возможно, говорили о мировой революции. Во всяком случае, вышло так, что, прогуливаясь по бывшему Нескучному саду, они присели на траву под деревом, Не знаю, какое это было дерево. Может быть, это было древо познания добра и зла. Но марксисты, как вам известно, не любят мистики. Им, по всей вероятности, показалось, что это простая рябина. Продолжая беседовать, Ева сорвала с дерева ветку и подарила ее Адаму. Но тут показался человек, которого лишенные воображения молодые марксисты приняли за садового сторожа. А между тем это был, по всей вероятности, ангел с огненным мечом. Ругаясь и ворча, ангел повел Адама и Еву в контору на предмет составления протокола за повреждения, нанесенные садовому хозяйству. Это ничтожное бытовое происшествие отвлекло молодых людей от высокой политики, и Адам увидел, что перед ним стоит нежная Ева, а Ева заметила, что перед ней стоит мужественный Адам. И молодые люди полюбили друг друга. Через три года у них было уже два сына.

Дойдя до этого места, господин Гейнрих неожиданно умолк, запихивая в рукава мягкие полосатые манжеты.

— Ну, и что же? — спросил Лавуазьян.

— А то, — гордо сказал Гейнрих, — что одного сына зовут Каин, а другого — Авель и что через известный срок Каин убьет Авеля, Авраам родит Исаака, Исаак родит Иакова, и вообще вся библейская история начнется сначала, и никакой марксизм этому помешать не сможет. Все повторяется. Будет и потоп, будет и Ной с тремя сыновьями, и Хам обидит Ноя, будет и Вавилонская башня, которая никогда не достроится, господа. И так далее. Ничего нового на свете не произойдет. Так что вы напрасно кипятились насчет новой жизни.

И Гейнрих удовлетворенно откинулся назад, придавив узкой селедочной спиной толстого добродушного писателя.

— Все это было бы прекрасно, — сказал Паламидов, — если бы было подкреплено доказательствами. Но доказать вы ничего не можете. Вам просто хочется, чтобы было так. Запрещать вам верить в чудо нет надобности. Верьте, молитесь.

— А у вас есть доказательства, что будет иначе? — воскликнул представитель свободомыслящей газеты.

— Есть, — ответил Паламидов, — одно из них вы увидите послезавтра, на смычке Восточной Магистрали.

— Ну-у, начинается! — заворчал Гейнрих. — Строительство! Заводы! Пятилетка! Что вы мне тычете в глаза свое железо? Важен дух! Все повторится! Будет и тридцатилетняя война, и столетняя война, и опять будут сжигать людей, которые посмеют сказать, что земля круглая. И опять обманут бедного Иакова, заставив его работать семь лет бесплатно и подсунув ему некрасивую близорукую жену Лию взамен полногрудой Рахили. Все, все повторится. И Вечный Жид по-прежнему будет скитаться по земле…

— Вечный Жид никогда больше не будет скитаться! — сказал вдруг великий комбинатор, обводя собравшихся веселым взором.

— И на это вы тоже можете представить доказательства в течение двух дней? — возопил Гейнрих.

— Хоть сейчас, — любезно ответил Остап. — Если общество позволит, я расскажу о том, что произошло с так называемым Вечным Жидом.

Общество охотно позволило. Все приготовились слушать рассказ нового пассажира, а Ухудшанский даже промолвил: «Рассказываете? Ну, ну». И великий комбинатор начал.

Рассказ Остапа Бендера О Вечном Жиде

— Не буду напоминать вам длинной и скучной истории Вечного еврея. Скажу только, что около двух тысяч лет этот пошлый старик шатался по всему миру, не прописываясь в гостиницах и надоедая гражданам своими жалобами на высокие железнодорожные тарифы, из-за которых ему приходилось ходить пешком. Его видели множество раз. Он присутствовал на историческом заседании, где Колумбу так и не удалось отчитаться в авансовых суммах, взятых на открытие Америки. Еще совсем молодым человеком он видел пожар Рима. Лет полтораста он прожил в Индии, необыкновенно поражая йогов своей живучестью и сварливым характером. Одним словом, старик мог бы порассказать много интересного, если бы к концу каждого столетия писал мемуары. Но Вечный Жид был неграмотен и к тому же имел дырявую память.

Не так давно старик проживал в прекрасном городе Рио-де-Жанейро, пил прохладительные напитки, глядел на океанские пароходы и разгуливал под пальмами в белых штанах. Штаны эти он купил по случаю восемьсот лет назад в Палестине у какого-то рыцаря, отвоевавшего гроб господень, и они были еще совсем как новые. И вдруг старик забеспокоился. Захотелось ему в Россию, на Днепр, Он бывал везде: и на Рейне, и на Ганге, и на Миссисипи, и на Ян-Цзы, и на Нигере, и на Волге. И не был он только на Днепре. Захотелось ему, видите ли, бросить взгляд и на эту широкую реку.

Аккурат в 1919 году Вечный Жид — в своих рыцарских брюках нелегально перешел румынскую границу. Стоит ли говорить о том, что на животе у него хранились восемь пар шелковых чулок и флакон парижских духов, которые одна кишиневская дама просила передать киевским родственникам. В то бурное время ношение контрабанды на животе называлось «носить в припарку». Этому делу старика живо обучили в Кишиневе. Когда Вечный Жид, выполнив поручение, стоял на берегу Днепра, свесив неопрятную зеленую бороду, к нему подошел человек с желто-голубыми лампасами и петлюровскими погонами и строго спросил:

— Жид?

— Жид, — ответил старик.

— Ну, пойдем, — пригласил человек с лампасами. И повел его к куренному атаману.

— Жида поймали, — доложил он, подталкивая старика коленом.

— Жид? — спросил атаман с веселым удивлением.

— Жид, — ответил скиталец.

— А вот поставьте его к стенке, — ласково сказал куренной.

— Но ведь я же Вечный! — закричал старик. Две тысячи лет он нетерпеливо ждал смерти, а сейчас вдруг ему очень захотелось жить.

— Молчи, жидовская морда! — радостно закричал губатый атаман. — Рубай его, хлопцы — молодцы! И Вечного странника не стало.

— Вот и все, — заключил Остап.

— Думаю, что вам, господин Гейнрих, как бывшему лейтенанту австрийской армии, известны повадки ваших друзей — петлюровцев? — сказал Паламидов.

chatlanin: (Default)
Поэтическая восточная речь. Для тех, кто понимает.

"Для меня честь быть с вами сегодня здесь, в этом великолепном дворце демократии. Передаю вам привет от господина президента Башара аль-Асада и привет от героического сирийского народа, который несет в своем сердце и в своем рассудке чувство признательности российскому руководству во главе с президентом Владимиром Путиным, а также благодарность дружественному российскому народу.
Я хочу передать вам благодарность сирийского народа за помощь в политической сфере, а также на поле боя в противодейстии террористической жестокой войне, которой мы подвергаемся уже более 6 лет. Хочу поблагодарить каждого бойца российских вооруженных сил и ВКС, которые сражаются с терроризмом с высоким профессионализмом и благородством бок о бок с сирийской арабской армией. Их кровь смешалась с кровью сирийцев в битвах за человечность против еретического терроризма. Я говорю вам: амфитеатр Пальмиры приветствует вас, цитадель Алеппо приветствует вас, Дайр-эз-Заур, Латакия, Тартус, Хама и все уголки Сирии приветствуют вас, все честные сирийцы приветствуют вас! Мы вместе пишем будущее, полное надежды для наших народов и народов всего мира, так, как писали историю наши деды 70 лет назад в Сталинграде".

Аль-Аббас осудила страны ЕС и заявила, что Турция, Саудовская Аравия и Катар продолжают снабжать террористов оружием и деньгами.
"Американская варварская агрессия — четкое доказательство реального партнерства между США и террористическими государствами", — заявила спикер сирийского парламента.
Она также поздравила Совет Федерации с возвращением Крыма на родину.

"Наша битва едина, наша судьба общая. Наши народы рассчитывают, что мы защитим их будущее. Да здравствует дружественный российский народ под руководством президента-героя Владимира Путина!"

Видео выступления.

chatlanin: (think different)
Из "Дневника" Юрия Нагибина:

Халтура заменила для меня водку. Она почти столь же успешно хотя и с большим вредом позволяет отделаться от себя. Если бы родные это поняли, они должны были бы повести такую же самоотверженную борьбу с моим пребыванием за письменным столом, как прежде с моим пребыванием за бутылкой. Ведь и то, и другое - разрушение личности. Только халтура - более убийственное.

Нагибин часто переживал о том, что ему приходится писать не то, что он думает на самом деле. Но писатель оправдывает себя так: "я мог зарабатывать только пером. И на мне было ещё три человека. Берут - хорошо, дают деньги. Я приезжаю домой - там радовались".
Временами Юрию Марковичу приходилось выдумывать статьи и выдавать их за реальную жизнь для того, чтобы хоть как-то выжить: "один раз продержался на том, что писал месяц для газеты о Сталинском избирательном округе. (Это было в 1950 году). А там у меня какие-то цыгане табором приходят голосовать за Сталина с песнями-плясками, а их не пускают. Они кричат, что хотят отдать свои голоса за любимого вождя… Грузинский лётчик-инвалид, сбитый в бою, приползает на обрубках… Редактор спрашивает: „Скажите, что-нибудь из этого всё-таки было?“. Я говорю: „Как вы считаете, могло быть?“. Он: „Но мы же могли сесть!“. Но не только не сели, а ещё и премиальные получили!"

chatlanin: (demshiza)
На заседании Совета Безопасности ООН в среду постоянный представитель США Никки Хейли пригрозила односторонними действиями, если по ситуации в Сирии не будет принято коллективной резолюции.
Резолюция была блокирована Россией. Россия также предупредила, что любые односторонние действия США могут привести к "негативным последствиям".

В ответ Хейли заявила, что Россия "бросила вызов мировой совести" и ей "не удастся избежать за это ответственности".

Плакал.

chatlanin: (malinovye shtany)
Свержение царей

Царевич Секст Тарквиний обесчестил жену своего родственника Луция Тарквиния Коллатина Лукрецию. Та рассказала об этом мужу, отцу и их спутникам Луцию Юнию Бруту и Публию Валерию, после чего покончила с собой. Это событие вызвало восстание. Народ низложил царя, находившегося в это время при войске, осаждавшем Ардеи. Войско поддержало восставших, и Тарквиний был изгнан. Первыми консулами в 509 до Р.Х. были избраны Луций Юний Брут и Луций Тарквиний Коллатин. Рассерженный Валерий в знак протеста удалился от общественных дел. Многие стали опасаться, что он переметнется на сторону царя. Брут боялся, что в Риме найдется много сенаторов, готовых перейти на сторону царя, и организовал в определённый день жертвоприношение, во время которого все сенаторы должны были дать присягу на верность римскому народу. Валерий первым принёс эту присягу.


Посольства Тарквиния

Вскоре после изгнания Тарквиний направил в Рим послов с обращением к народу Рима. Своими весьма умеренными требованиями и ласковыми речами он намеревался вернуть себе потерянное царство. Валерий, опасаясь того, что война покажется беднякам тяжелее тирании, всеми силами воспротивился выступлению послов перед народом.
Следующее посольство Тарквиния известило, что он отказался от царства и лишь требует назад своё имущество. Пока в сенате шло обсуждение этого вопроса, послы нашли сторонников царя в благородных домах Аквилиев и Вителлиев. Однако, раб Виндиций узнал о готовящемся заговоре. Он побоялся сообщать о нём консулам, поскольку среди заговорщиков были родственники Коллатина и сыновья Брута, но открыл тайну Валерию. Валерий с братом Марком Валерием при помощи клиентов и рабов схватили заговорщиков и нашли у них письма к царю Тарквинию. Заговорщики были отданы на суд консулов. Брут велел казнить своих сыновей, после чего отдал право судить остальных заговорщиков второму консулу и удалился. Коллатин не мог вынести столь сурового решения относительно своих родичей и сочувствовал им. Те, в свою очередь, чувствуя слабость консула требовали вернуть раба и отпустить их. Этому воспротивился Валерий. На суд вернули Брута, после чего все заговорщики были казнены.

Суровые нравы римлян времен начала строительства мировой Империи, когда казнили родственников и даже собственных сыновей, не задумываясь.
Потом изнежились, выродились и погибли под ударами варваров, еще не утерявших своей суровости.

chatlanin: (leni)
Царствия Небесного Евгению Александровичу Евтушенко. Ещё один шестидесятник, человек, олицетворявший целую эпоху и делавший её.

Лучшей памятью для поэта останутся его стихи.

Зашумит ли клеверное поле

Зашумит ли клеверное поле,
заскрипят ли сосны на ветру,
я замру, прислушаюсь и вспомню,
что и я когда-нибудь умру.

Но на крыше возле водостока
встанет мальчик с голубем тугим,
и пойму, что умереть — жестоко
и к себе, и, главное, к другим.

Чувства жизни нет без чувства смерти.
Мы уйдем не как в песок вода,
но живые, те, что мертвых сменят,
не заменят мертвых никогда.

Кое-что я в жизни этой понял,—
значит, я недаром битым был.
Я забыл, казалось, все, что помнил,
но запомнил все, что я забыл.

Понял я, что в детстве снег пушистей,
зеленее в юности холмы,
понял я, что в жизни столько жизней,
сколько раз любили в жизни мы.

Понял я, что тайно был причастен
к стольким людям сразу всех времен.
Понял я, что человек несчастен,
потому что счастья ищет он.

В счастье есть порой такая тупость.
Счастье смотрит пусто и легко.
Горе смотрит, горестно потупясь,
потому и видит глубоко.

Счастье — словно взгляд из самолета.
Горе видит землю без прикрас.
В счастье есть предательское что-то —
горе человека не предаст.

Счастлив был и я неосторожно,
слава богу — счастье не сбылось.
Я хотел того, что невозможно.
Хорошо, что мне не удалось.

Я люблю вас, люди-человеки,
и стремленье к счастью вам прощу.
Я теперь счастливым стал навеки,
потому что счастья не ищу.

Мне бы — только клевера сладинку
на губах застывших уберечь.
Мне бы — только малую слабинку —
все-таки совсем не умереть.
* * *

Я не сдаюсь, но все-таки сдаю,
Я в руки брать перо перестаю,
И на мои усталые уста
пугающе нисходит немота.

Но слышу я, улегшийся в постель,
Как что-то хочет рассказать метель.
И как трамваи в шуме городском
Звенят печально каждый о своем.

Пытаются шептать клочки афиш,
Пытается кричать железо крыш.
И в трубах петь пытается вода.
И так мычат беззвучно провода.

Вот также люди, если плохо им
Не могут рассказать всего другим.
Наедине с собой они молчат
Или вот так же горестно мычат.

И вот я снова за столом своим.
Я как возможность высказаться им.
А высказать других, о них скорбя
И есть возможность высказать себя.
1989

* * *

Уронит ли ветер в ладони сережку ольховую,
Начнет ли кукушка сквозь крик поездов куковать,
Задумаюсь вновь, и, как нанятый, жизнь истолковываю
И вновь прихожу к невозможности истолковать.

Сережка ольховая, легкая, будто пуховая,
Но сдунешь ее - все окажется в мире не так,
И, видимо, жизнь не такая уж вещь пустяковая,
Когда в ней ничто не похоже на просто пустяк.

Сережка ольховая выше любого пророчества.
Тот станет другим, кто тихонько ее разломил.
Пусть нам не дано изменить все немедля, как хочется,-
Когда изменяемся мы, изменяется мир.

Яснеет душа, переменами неозлобимая.
Друзей, не понявших и даже предавших,- прости.
Прости и пойми, если даже разлюбит любимая,
Сережкой ольховой с ладони ее отпусти.
Идут белые снеги...

Идут белые снеги,
как по нитке скользя...
Жить и жить бы на свете,
но, наверно, нельзя.

Чьи-то души бесследно,
растворяясь вдали,
словно белые снеги,
идут в небо с земли.

Идут белые снеги...
И я тоже уйду.
Не печалюсь о смерти
и бессмертья не жду.

я не верую в чудо,
я не снег, не звезда,
и я больше не буду
никогда, никогда.

И я думаю, грешный,
ну, а кем же я был,
что я в жизни поспешной
больше жизни любил?

А любил я Россию
всею кровью, хребтом -
ее реки в разливе
и когда подо льдом,

дух ее пятистенок,
дух ее сосняков,
ее Пушкина, Стеньку
и ее стариков.

Если было несладко,
я не шибко тужил.
Пусть я прожил нескладно,
для России я жил.

И надеждою маюсь,
(полный тайных тревог)
что хоть малую малость
я России помог.

Пусть она позабудет,
про меня без труда,
только пусть она будет,
навсегда, навсегда.

Идут белые снеги,
как во все времена,
как при Пушкине, Стеньке
и как после меня,

Идут снеги большие,
аж до боли светлы,
и мои, и чужие
заметая следы.

Быть бессмертным не в силе,
но надежда моя:
если будет Россия,
значит, буду и я.



Ольшанский:

Евгений Александрович Евтушенко прожил почти сто лет - во всяком случае, самую интересную их часть.
Он написал несколько десятков вроде бы очень простых, но волшебных стихов, которые полвека спустя все помнят наизусть, носил рубашки и кепки всех возможных цветов, объехал все континенты и переплыл все моря и океаны, напечатал тьму неизвестных поэтов, выступал перед миллионерами и пенсионерками, раздал миллион автографов, четыре раза женился, родил пятерых сыновей, стал символом лучшего десятилетия в истории человечества, попал на обложку "Тайм" (красивую!), участвовал во всем, что попадалось под руку, избирался депутатом самого увлекательного парламента в русской истории, любил Советский Союз и Америку (взаимно!), помог целой толпе народа, придерживался глубоко устаревших по нашим людоедским временам левых взглядов, знал толк в ресторанах, красавицах и других знаменитостях, со всеми дружил, любил жить и умер не худшей смертью.
И я желаю всем тем занудам, для кого он теперь недостаточно антисоветский или недостаточно гениальный, - хотя бы маленькую часть той жизни, которую создал себе он.
Евтушенко с ними бы тоже поделился.
В отличие от зануд, он был человек веселый и щедрый.

September 2017

S M T W T F S
     1 2
34 5 6 7 89
10 11 12 13 14 1516
171819 20 21 2223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 06:51 pm
Powered by Dreamwidth Studios