chatlanin: (izba-chitalnya)

Орбитальная космическая станция «Cалют-7» перестала отвечать на сигналы из ЦУПа. 11 февраля 1985 года в 9 часов 23 минуты по московскому времени станция, на которой к тому времени уже полгода не было людей, вышла из-под контроля и постепенно приближалась к Земле. Под угрозой были человеческие жизни и репутация советской космонавтики.

На «Салют-7» было решено отправить экипаж в составе Владимира Джанибекова и Виктора Савиных – самых опытных на тот момент действующих космонавтов, на кандидатуре которых настоял лично Алексей Леонов.

Владимир Джанибеков родился в 1942 году в селе Искандер Казахской ССР (ныне Узбекистан). Джан, как называли его друзья, — самый опытный советский летчик-космонавт, совершивший с 1978 по 1985 год четыре полета в космос в качестве командира корабля и имевший опыт ручной стыковки. На момент полета к «Салюту-7» ему было уже дважды присвоено звание Героя СССР. Из своего четвертого полета Джанибеков вернулся в июле 1984-го, поэтому в начале 1985-го у него имелись медицинские ограничения на продолжительность нового полета.

Виктор Савиных родился в 1940 году в деревне Березкины Кировской области. К 1985 году участвовал в одном космическом полете под командованием Джанибекова в качестве бортинженера, было присвоено звание Героя СССР.

Руководивший полетом с Земли космонавт Валерий Рюмин очень точно описал сложившуюся ситуацию: космонавтам на корабле «Союз-Т» нужно было состыковаться фактически с 20-тонным булыжником, который «Салют-7» представлял собой на тот момент.

Ничего подобного история космонавтики еще не знала. Было также неизвестно, что именно произошло на станции и в каком она состоянии — можно ли ее восстановить или хотя бы сдвинуть с орбиты, чтобы управлять падением.

В Советском Союзе о ситуации с «Салютом-7» знали только специалисты. А мировые СМИ в феврале сообщили о том, что над головой землян крутится огромная неуправляемая советская станция, которая в любой момент может упасть где угодно — в Америке, Европе или Японии. Подобный прецедент уже был: в 1979 году из-за ошибок в управлении на Землю упала американская орбитальная станция «Скайлэб». Часть обломков позже нашли в Западной Австралии.

«Вместе нам предстояло шагнуть в неизвестность», — Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции».

«Мы начали усиленные тренировки. Оттачивалась техника пилотирования, чтобы достичь поистине ювелирной точности. Режим за режимом, стыковка за стыковкой. Инструкторы придумывали все новые и новые трудности, изобретали отказы различных приборов и систем, вводя различные угловые скорости вращения станции по всем осям. Раз в две недели мы летали на космодром «Байконур» и работали на доработанном под эту программу тренажере «бивни», прилетали в Москву, выполняли тренировки в гидробассейне, отрабатывали выход в открытый космос для установки дополнительных солнечных батарей. Поначалу были ошибки. Потом их становилось все меньше и меньше. Мы научились летать на тренажерах с новыми приборами, по новой методике, в новых условиях. Когда стало ясно, что наши навыки и знания позволят осуществить намеченное, было принято решение о старте», — Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции».

Особенная экспедиция требовала и специальной подготовки космического корабля «Союз-Т»: освободили вес, убрав ненужное оборудование, добавили емкости для воды и продовольствия, а также для горючего, которое позволит осуществлять маневры ручной стыковки. На иллюминатор был установлен прибор ночного видения и лазерный дальномер, чтобы космонавты могли сами отслеживать подход к станции.

У советских космонавтов на подготовку было всего три месяца. Шестого июня 1985 года экспедиция стартовала с космодрома Байконур под «несчастливым» номером 13.

Из сообщения Телеграфного агентства Советского Союза:
«В соответствии с программой исследования космического пространства 6 июня 1985 года в 10 часов 40 минут московского времени в Советском Союзе осуществлен запуск космического корабля «Союз Т-13». Программой полета корабля предусматривается проведение совместных работ с орбитальной станцией «Салют-7». В настоящее время станция, находящаяся на околоземной орбите более трех лет, совершает полет в законсервированном состоянии. Бортовые системы корабля работают нормально, самочувствие экипажа хорошее. Космонавты В. Джанибеков и В. Савиных приступили к выполнению программы полета».

Проблемы начались практически сразу. Из-за ошибки на Земле вместо блока очистки атмосферы был подключен блок, вырабатывающий кислород. В результате давление в корабле стало расти, возникла угроза пожара. К счастью, космонавты смогли вовремя заметить ошибку и переподключить блоки. Восьмого июня в 11 часов по московскому времени Джанибеков и Савиных увидели «Салют-7» в иллюминаторе.

Запись в бортовом журнале:
В. Джанибеков: «Станция очень яркая. Сначала ее не было видно, но потом она начала разгораться. Красная-красная, в десяток раз ярче, чем Юпитер. Она отходит в сторону, дальность 7,2 км, скорость 12,8 м/сек... Дальность 4,4 км, скорость 7,8 м/сек... Расхождение полтора километра».
В. Савиных: «Мы идем не в графике... Станция уже в стороне, далеко... Нам надо переходить в ручной режим...».

«С виду спокойнее, чем на тренировках, Володя действовал ручками управления корабля. Наша задача — идти в графике движения, который позволит догнать станцию и не врезаться в нее. Командир каждые тридцать секунд по дальномеру должен замерять расстояние до станции, а я делал расчет скорости, сравнивая с графиком. В руке — секундомер, перед глазами — панель управления, контроль расхода топлива. Очень хочется посмотреть на станцию, но ее заслоняет в иллюминаторе плечо Володи. Станция ориентирована на нас боком. Очень ярко высвечена, как будто она высечена из алюминия с желтой добавкой. Панели крутятся? Подойдем поближе, посмотрим.
Дальность 3,170 км, скорость 4,5 м/сек... Сближение идет устойчиво... Все время видим Солнце сбоку... Расстояние 2240 метров, скорость 6 м/сек. Идем в графике. Какая же она яркая!.. Расстояние 1865 метров, 1640 метров. Цвет станции до сих пор остается серебряным... 1280 метров. Пока трудно сказать по панелям, вращаются они или нет, потому что Солнце все время подсвечивает с нашей стороны. Идем на сближение. 980 метров, скорость 5 м/сек. В этот момент я не выдержал: “Начинай, гаси скорость”. В. Джанибеков спокойно передает на Землю: “Гашу скорость”. Нетерпение нарастает. И я, словно не слыша его ответ, продолжаю твердить: “Гаси, гаси скорость”», — Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции».

В этот момент космонавты поняли, что станция развернута к кораблю нерабочим стыковочным узлом. Нужно было совершить облет станции. Вручную. Маневр просчитывал Савиных, Земля помогала с координатами.

Из бортового журнала:
В. Джанибеков: «Расстояние 200 метров, включаем двигатели на разгон. Сближение идет с небольшой скоростью, в пределах 1,5 м/сек. Скорость вращения станции в пределах нормы, она практически застабилизировалась. Вот мы зависаем над ней, разворачиваемся... Ну вот, сейчас мы будем немножко мучиться потому, что по солнышку у нас не все хорошо... Вот изображение улучшилось. Кресты совмещены. Рассогласование корабля и станции в допуске... Нормально идет управление, гашу скорость... ждем касания...»
В. Савиных: «Есть касание. Есть мехзахват».

«Мы могли посмотреть друг на друга. Не радовались, потому что этому чувству в наших душах уже не было места. Напряжение, усталость, боязнь сделать что-то не так, когда уже ничего нельзя исправить — все смешалось. Мы молча сидели в своих креслах, а соленый пот стекал по разгоряченным лицам», — Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции».

«А чего там сложного? Я умею это делать, это мое ремесло. Вот мне сложно уголь добывать: я когда в шахту спустился — однажды меня погрузили ребята в Луганской области — мне страшно там стало. Здесь герои настоящие работают, вкалывают! А я к этому всю жизнь шел, я об этом мечтал!» — Владимир Джанибеков.

Восьмое июня 1985 года вошло в историю пилотируемой космонавтики. Однако для экипажа экспедиции основная работа только начиналась. Самое страшное, что могло случиться с «Салютом» — его разгерметизация. Кислорода, который был в распоряжении «Союза», не хватило бы на всю станцию, и работа на ней была бы невозможна. После нескольких волнительных минут открывания люков выяснилось, что станция герметична.

Из бортового журнала:
Земля: «Первое ощущение? Температура какая?»
В. Джанибеков: «Колотун, братцы!»

Система ориентации солнечных батарей на «Салюте-7» оказалась неисправна, станция была полностью обесточена. Температура воздуха была ниже минус пяти. Замерзшая вода разорвала трубы, стены были покрыты инеем.

«Подплыл к столу, там нас ждали приклеенные липкой лентой сухарики в пакете и при них — таблетки с солевыми добавками. Это хлеб-соль от предыдущих хозяев. Согреваясь резкими движениями, стал изучать обстановку», — Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции».

«Я представил себе глубокий погреб где-то в пустыне Каракум ночью: сухо, холодно. Я из тех краев и знаю, что такое сухой холод. И абсолютная гробовая тишина. До того тихо, что слышно, как кровь струится по жилам», — Владимир Джанибеков.

Из сообщения Телеграфного агентства Советского Союза:
«Сегодня, 8 июня 1985 года, в 12 часов 50 минут московского времени осуществлена стыковка космического корабля “Союз Т-13” с орбитальной станцией “Салют-7”. После проверки герметичности стыковочного узла космонавты Владимир Джанибеков и Виктор Савиных перешли в помещение станции. В соответствии с программой полета экипаж проводит проверку состояния бортовых систем и оборудования станции. Самочувствие Джанибекова и Савиных хорошее».

Первым делом космонавты открыли иллюминаторы на станции и развернули ее к Солнцу с помощью двигателей «Союза». Земля разрешила космонавтам работать на «Салюте» не больше восьми часов в сутки с перерывами и только по одному: другой должен был оставаться на корабле и оттуда контролировать напарника. Разогреть еду на станции не представлялось возможным: чай и кофе сначала грели под мышкой, затем — под лампой освещения на корабле. Воду приходилось экономить, о душе — только мечтать.

Из бортового журнала:
Земля: «Володя, а вот если плюнуть, замерзнет или нет?»
В. Джанибеков: «Немедленно делаю. Плюнул. И замерзло. В течение трех секунд».
Земля: «Это ты прямо на иллюминатор или куда?»
В. Джанибеков: «Нет, на термоплату. Вот тут резина замерзла. Она стал как камень твердая».
Земля: «Это нас не воодушевляет».
В. Джанибеков: «А нас — тем более...»

Десятого июня космонавты вышли в телеэфир. В ЦУПе предусмотрительно попросили их «дыхнуть» и остались довольны — пара изо рта не было видно.

На время эфира Савиных и Джанибекову пришлось снять теплые полосатые шапочки, взятые из дома. На Земле по-прежнему сообщалось, что полет проходит в штатном режиме.

В этот же день космонавты смогли подключить аккумуляторы станции, соединив их напрямую с солнечными батареями: голыми руками скручивали электрические провода и обматывали их изолентой. И так 16 раз. На следующий день включили часть освещения, подключили регенераторы воздуха, разогрели консервы и хлеб. Станция начала оживать. Лед растаял, что принесло космонавтам новые проблемы: что делать с водой?

«Я как-то раз засунул руку за панель и замер: рука по локоть в воде!.. Пошли в ход тряпки. А где их взять? Начали раздирать одежду: сначала белье, потом костюмы. Достаю упаковку Светланы Евгеньевны Савицкой (Вторая женщина-космонавт работала на станции в 1982 году. – Прим. РИА). Светочка, извини, пожалуйста! Я бы вернул тебе вот этот красивый наряд, но вынужден был использовать его не по назначению. Когда пришел «грузовик» с огромным количеством вафельных полотенец, это был большой подарок!» — Владимир Джанибеков.

«Грузовик» — корабль «Прогресс-24» — пристыковался 23 июня. Привез оборудование, запасы воды и топлива, а также несколько номеров газеты «Правда». О ресурсах можно было больше не беспокоиться. Космонавты начали готовиться к выходу в открытый космос и установке дополнительных секций солнечных батарей: те, что были на станции, за годы нахождения на орбите потеряли свою эффективность под ударами микрометеоритов. Второго августа Владимир Джанибеков и Виктор Савиных осуществили эту операцию. При этом снова не обошлось без проблем: при развертывании батарей заел трос.

«Начал откидывать лебедку, она не снимается с фиксатора. Нужно было выдернуть шпильку, которая крепит фиксатор. Шпилька не выдергивается. Подошел Володя, тоже подергал за веревку, которая привязана к фиксатору. Затем эта веревка оборвалась. Земля посоветовала резким откидыванием лебедки срезать шпильку. В бассейне это получалось. Здесь после двух ударов с основной солнечной батареи посыпались элементы. Не помогла и «кочерга». Решили работать без фиксации, раскрыли ручки, но лебедка не вращается. Володя занял мое место, попробовал, но безрезультатно. В это время у нас уплыла «кочерга» и дополнительный поручень. Видимо, пока менялись местами, они расфиксировались. Ситуация сложная. Возвращаться назад нельзя—нужна наращенная батарея. Поняли, что дело не в лебедке — трос приварился к лиркам, в которых он был уложен. Володя отошел подальше к люку с наконечником в руке, а я остался у лебедки. Он резко дергал, а я пытался сдвинуть трос с места. После нескольких рывков трос пошел. Ура!» - Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции».

Помимо восстановления станции, космонавты занимались на «Салюте» и научной работой: проводили эксперименты, вели наблюдения, выращивали хлопок и перец. Так прошло 100 суток, которые врачи отвели Владимиру Джанибекову на экспедицию. 18 сентября к станции причалил «Союз Т-14» с Георгием Гречко, Владимиром Васютиным и Александром Волковым на борту.

26 сентября Владимир Джанибеков и Георгий Гречко вернулись на Землю. Савиных, Васютин и Волков продолжили работу на орбите.

На Земле, уже после возвращения Савиных, месяц решали: наградить космонавтов или наказать — те не всегда действовали строго по инструкции и в соответствии с командами ЦУПа. Но в итоге Виктору Савиных вручили вторую звезду Героя, а Джанибекову присвоили звание генерал-майора авиации. Расследование инцидента установило, что связь с «Салютом-7» была потеряна из-за несовершенства системы энергообеспечения станции.

РИА Новости благодарит за помощь в подготовке материала журналиста, автора идеи фильма «Салют-7» Алексея Самолётова.
В статье использованы фрагменты интервью с космонавтами Владимиром Джанибековым и Виктором Савиных для документального фильма «Битва за «Салют». Космический детектив».


chatlanin: (think different)
Перекосы советского машиностроения к 1991 году, тезисно:

  • Потенциал оборонного комплекса по своим количественным и качественным параметрам в 2-3 раза превышал гражданское машиностроение.

  • В 1988 г. в конечной продукции машиностроения удельный вес инвестиционного оборудования составлял 32%, товаров народного потребления - 5-6%, вооружений и военной техники - 62-63%.

Как мы видим из статьи ниже, в последние годы существования Союза этот перекос был осознан в полной мере, и, буде СССР жив, несомненно, конверсия Союзным правительством была бы проведена по уму.
Однако майдан 1991 года, вместо перестройки машиностроения, привел к ее полному уничтожению пришедшей к власти ельцинской бандой. Ничего не напоминает?



Originally posted by [profile] oboguev at Структура советского машиностроения

Статья Яременко, Ожегова и Роговского, журнал ЦК КПСС "Коммунист", 1991, №1, стр. 54 сл.

    

Включена в Ю.В. Яременко, "Избранные труды в трёх книгах", кн. 3 ("Приоритеты структурной политики и опыт реформ"), ИНХП РАН, М. "Наука", 1999, стр. 82 сл. Там же (стр. 67 сл.) переиздана более ранняя статья Ожегова, Роговского и Яременко "Роль конверсии в изменении структуры экономики" опубликованная первоначально в журнале "Вопросы экономики и конверсии", 1990, вып. 4, стр. 85-99.

    

    
chatlanin: (leni)
Originally posted by [livejournal.com profile] zina_korzina at Не вписались.
  • Фильмы «Блондинка за углом» и «Фантазии Фарятьева» созданы с разной целью и для разных аудиторий. Вместе с тем, эти кинокартины имеют общий посыл, и дело вовсе не в Андрее Миронове, который в обоих сюжетах воплощал образ странноватого умника, озадаченного инопланетной жизнью. Разве что для астрофизика Порываева это - работа, а для стоматолога Фарятьева это - фантазии - о чём и сказано прямо в названии. По сути, Миронов играет одного и того же героя - образованного, интеллигентного чудака из позднего СССР. Этот вариант хомо-сапиенса, точнее, конечно же, хомо-советикуса, был весьма распространённым типажом 1970-1980-х годов и по сути вымер вместе с исчезновением советского образа жизни. Возможность не думать о деньгах, о заинтересованных спонсорах, об аренде помещений... О том, что иные миры малоинтересны жующему брателле или поголовью топ-менеджеров.



    Оба - и Порываев, и Фарятьев, кажутся не от мира сего, однако же, они вписаны в социальную иерархию, они не отторгаются большинством. Они в некоторой степени даже востребованы в качестве мужчин. Вместе с тем, нам показывают - рулят совсем иные. Помните, как изображены родственники Порываева? Люди, понятия не имеющие, есть ли у них дома хлеб и масло. Квартира их захламлена книгами и вещами, которые вечно лежат не на своём месте. И тут является фея благоустроенности и с рефреном «Нет проблем!» устраивает быт своего избранника. Она уже готова к переменам-перестройкам-перестрелкам. Она уже изготовилась стать директором кооперативного гадюшника, челночницей, бизнес-вуманшей, атаманшей, бандершей. Но авторы сценария грозят пальчиком: так жить нельзя. В финале, который кажется всем фальшивым, блондинка едет за своим астрофизиком куда-то на Крайний Север.

    Read more... )
  • chatlanin: (leni)
    Транссиб. Станционный поселок "Груздевка". 1984 год.



    chatlanin: (leni)
    В продолжении темы, старый пост на тему московско-чеченских афер "из первых рук".

    Originally posted by [livejournal.com profile] chatlanin at 1980-е. Кооперативы и чеченские авизо
    Без преувеличения, эпоху 80-х можно назвать эпохой хозрасчета, кооперативов и полураспада, закономерно окончившихся хаосом и беспределом в 90-е. То было время уродливого сращивания социализма с человеческим лицом и звериного капитализма. Точнее сказать, рыночного жульничества под благопристойной маской предпринимательства. Тогда общество с теплой ностальгией вспоминало НЭП, путая тех лавочников с теперешними жуликами.
    Когда я работал в Центробанке в середине 1990-х, отдельной головной болью были незакрытые чеченские авизо. Чтобы понять суть аферы, придется сделать некоторые пояснения. Во времена государственной экономики все денежные расчеты между субъектами осуществлял один банк, государственный, через систему т.н. межфилиальных оборотов (МФО). Когда происходил платеж, то есть по телеграфу или почте приходила авизо (обычная бумажка с реквизитами), филиал банка без каких либо проверок и документальных подтверждений переводил требуемую сумму на указанный счет клиента, иными словами, кредитовал без процентов и лимитов. Поскольку банк был один, а все предприятия государственные, это прекрасно работало с 1920-х годов, упрощая и убыстряя платежи. Ситуация в корне изменилась с разрешением частных фирм и разделом единого Госбанка на ряд негосударственных и частично государственных банков, при этом схема МФО осталась нетронутой. Сложилась уникальная ситуация - банковская система социалистическая, а экономика уже нет. Это давало колоссальный простор для хищений в особо крупных размерах, чем не преминули воспользоваться всевозможные проходимцы, ныне благообразно называемые олигархами. Однако масштабы воровства затмили поставленные на промышленный поток авизо из Чечни. По ним переводились на счета подставных фирм-однодневок и исчезали в неизвестном направлении миллионы и миллионы рублей. Как вы понимаете, дикие горцы не были способны придумать такую банковскую аферу, требующую знаний тонкостей бухгалтерии МФО. Авторы сидели в Москве и разумеется, под суд никто из них не пошел. С развалом СССР руководство РФ наконец спохватилось, и МФО были демонтированы. Однако авизо еще несколько лет приходили из Чечни. Громадное количество болталось в системе вплоть до 1999 года, когда их стали переводить на особые счета и списывать, как невозвратные.
    Модным делом в 1980-е была организация научно-производственных кооперативов (НПК) - ускорение, НТР и так далее. История, что я расскажу, подлинная. Один из таких НПК взял у государства кредит в 8 млн(!) рублей под разработку и производство вычислительной техники (я напомню, тогда доллар обменивался к рублю 1:1, а официально и того меньше). И как же расходовался кредит в  более чем 8 млн долларов, как контролировался государством? Как и МФО - никак. Члены кооператива нарисовали себе зарплату в 3000 рублей (при среднем заработке в 120 рублей), жили на самую широкую ногу, затеяли строительство коттеджного поселка в заповедной зоне, когда даже не каждый секретарь парткома мог себе такое позволить. Ну а деньги на все это расходовались... со взятого кредита. НПК успешно симулировал деятельность вплоть до 1990-х и лопнул, так ничего и произведя, вместе со страной советов. Кредит, естественно, никто не вернул. Справедливости ради, строительство коттеджей велось со скоростью научных разработок кооператива - к моменту краха все осталось на уровне фундамента. Ну а кооператоры, оставшись на бобах, разбежались по заграницам.
    chatlanin: (leni)
    Без преувеличения, эпоху 80-х можно назвать эпохой хозрасчета, кооперативов и полураспада, закономерно окончившихся хаосом и беспределом в 90-е. То было время уродливого сращивания социализма с человеческим лицом и звериного капитализма. Точнее сказать, рыночного жульничества под благопристойной маской предпринимательства. Тогда общество с теплой ностальгией вспоминало НЭП, путая тех лавочников с теперешними жуликами.
    Когда я работал в Центробанке в середине 1990-х, отдельной головной болью были незакрытые чеченские авизо. Чтобы понять суть аферы, придется сделать некоторые пояснения. Во времена государственной экономики все денежные расчеты между субъектами осуществлял один банк, государственный, через систему т.н. межфилиальных оборотов (МФО). Когда происходил платеж, то есть по телеграфу или почте приходила авизо (обычная бумажка с реквизитами), филиал банка без каких либо проверок и документальных подтверждений переводил требуемую сумму на указанный счет клиента, иными словами, кредитовал без процентов и лимитов. Поскольку банк был один, а все предприятия государственные, это прекрасно работало с 1920-х годов, упрощая и убыстряя платежи. Ситуация в корне изменилась с разрешением частных фирм и разделом единого Госбанка на ряд негосударственных и частично государственных банков, при этом схема МФО осталась нетронутой. Сложилась уникальная ситуация - банковская система социалистическая, а экономика уже нет. Это давало колоссальный простор для хищений в особо крупных размерах, чем не преминули воспользоваться всевозможные проходимцы, ныне благообразно называемые олигархами. Однако масштабы воровства затмили поставленные на промышленный поток авизо из Чечни. По ним переводились на счета подставных фирм-однодневок и исчезали в неизвестном направлении миллионы и миллионы рублей. Как вы понимаете, дикие горцы не были способны придумать такую банковскую аферу, требующую знаний тонкостей бухгалтерии МФО. Авторы сидели в Москве и разумеется, под суд никто из них не пошел. С развалом СССР руководство РФ наконец спохватилось, и МФО были демонтированы. Однако авизо еще несколько лет приходили из Чечни. Громадное количество болталось в системе вплоть до 1999 года, когда их стали переводить на особые счета и списывать, как невозвратные.
    Модным делом в 1980-е была организация научно-производственных кооперативов (НПК) - ускорение, НТР и так далее. История, что я расскажу, подлинная. Один из таких НПК взял у государства кредит в 8 млн(!) рублей под разработку и производство вычислительной техники (я напомню, тогда доллар обменивался к рублю 1:1, а официально и того меньше). И как же расходовался кредит в  более чем 8 млн долларов, как контролировался государством? Как и МФО - никак. Члены кооператива нарисовали себе зарплату в 3000 рублей (при среднем заработке в 120 рублей), жили на самую широкую ногу, затеяли строительство коттеджного поселка в заповедной зоне, когда даже не каждый секретарь парткома мог себе такое позволить. Ну а деньги на все это расходовались... со взятого кредита. НПК успешно симулировал деятельность вплоть до 1990-х и лопнул, так ничего и произведя, вместе со страной советов. Кредит, естественно, никто не вернул. Справедливости ради, строительство коттеджей велось со скоростью научных разработок кооператива - к моменту краха все осталось на уровне фундамента. Ну а кооператоры, оставшись на бобах, разбежались по заграницам.
    chatlanin: (Default)
    Выступая 15 марта 1988 года на Секретариате ЦК, Е. Лигачев сказал, что "в воскресенье "Советская Россия" опубликовала интересную статью Андреевой из Ленинграда. Материал не случайный. Прошу товарищей главных редакторов обратить на него внимание".
    Эта оговорка "материал не случайный" позволяет заподозрить, что за Андреевой все-таки стояли влиятельные высокопоставленные силы - противники перемен. Тем более, сама Андреева признавала, что давала читать статью Лигачеву еще до публикации. 23 и 24 марта по требованию Горбачева Политбюро "отложив государственные дела, занялись Ниной Андреевой... В конечном счете Генеральный секретарь добился, что каждый из присутствовавших на заседании так или иначе, но отмежевался от положений статьи никому из них не известной Н. А. Андреевой... Подготовленная А. Н. Яковлевым статья для "Правды" под названием "Принципы перестройки, революционность мышления и действия" была напечатана 5 апреля 1988 года" (без указания авторства). В этой статье письмо было названо "манифестом антиперестроечных сил". Консерваторы старой закваски потерпели поражение, и насколько я могу судить, до ГКЧП попыток остановить катастройку более не предпринималось.
    После публикации для Андреевой последовали "недели страха и ужаса", когда ее пытались уволить из института, выгнали из партии. В конце концов, Андреева окончательна ушла в сектанты, став Генсеком новосозданной Всероссийской Коммунистической Партии(большевиков) в оппозиции КПСС, но это уже другая история.
    Даю слово идеологу перестройки А. Н. Яковлеву.
    ПРИНЦИПЫ ПЕРЕСТРОЙКИ: РЕВОЛЮЦИОННОСТЬ МЫШЛЕНИЯ И ДЕЙСТВИЙ
    ("Правда" 5 апреля 1988 г.)

    Апрельский (1985 г.) Пленум ЦК партии положил начало новому этапу социалистического развития, нацеленного на качественное обновление советского общества, на перестройку.

    Начиная эту революционную по сути и невиданную по масштабам работу, далеко не каждый ее участник осознавал все трудности, которые ждут нас на выбранном пути. Но одно было ясно: по-старому жить нельзя. Страна стала терять темпы движения, накапливались нерешенные проблемы, обозначились элементы социальной коррозии, появились чуждые социализму тенденции. Все это привело к застойным, предкризисным явлениям.

    Аналитическая работа, проделанная партией, обсуждение ее результатов на XXVII съезде КПСС и решения съезда, передовая общественно-политическая мысль — все однозначно указывало: необходимы кардинально новые подходы во всех областях. В экономике и социальной сфере, в управлении хозяйством и общественной жизни, в духовной сфере и в стимулировании активности, инициативы трудящихся. Только так можно удержать завоеванное трудом и героизмом предшествующих поколений. Только так можно придать новый импульс развитию нашего социалистического общества.

    Вывод партии и народа, всех, кто глубоко и искренне болеет за страну, за социализм, за наше общее будущее, был единодушен: альтернативы перестройке нет. Отказ от перестройки, даже ее отсрочка чреваты самыми серьезными издержками и для внутреннего развития нашего общества, и для международных позиций Советского государства, социализма в целом. Об этой реальной правде было сказано прямо, откровенно, с цифрами и фактами в руках.

    Читать далее )

    chatlanin: (Default)
    Начало письма здесь.
    Н. Андреева
    НЕ МОГУ ПОСТУПАТЬСЯ ПРИНЦИПАМИ (окончание)

    Всякий исторический деятель, как известно, формируется конкретными социально-экономическими и идейно-политическими условиями, которые определяюще влияют на субъективно-объективную селекцию претендентов, призванных решать те или иные общественные проблемы. Выдвинувшись на авансцену истории, такой претендент, чтобы "остаться на плаву", должен удовлетворить потребностям эпохи и ведущих социальных и политических структур, реализовать в своей деятельности объективную закономерность, неизбежно оставив "отпечаток" своей личности на исторических событиях. В конечном счете, к примеру, сегодня мало кого смущают личные качества Петра Великого, но все помнят, что в период его правления страна вышла на уровень великой европейской державы. Время конденсировало результат, лежащий ныне в оценке исторической личности императора Петра. И неизменные цветы на его саркофаге в соборе Петропавловской крепости олицетворяют уважение и признательность наших далеких от самодержавия современников.

    Читать далее )

    Продолжение следует.
    chatlanin: (Default)
    Совершенно незамеченным прошел 20-летний юбилей письма никому не известной преподавательницы Ленинградского технологического института Нины Андреевой "Не могу поступаться принципами". В свое время публикация произвела эффект взорвавшейся бомбы, активно обсуждалась в обществе и даже на специальном заседании Политбюро, где секретарю ЦК КПСС и одному из идеологов перестройки А. Н. Яковлеву было поручено подготовить статью-ответ в "Правде". Обмен мнениями Андреевой и Яковлева явился, пожалуй, первой попыткой прямого диалога общества и власти, ныне опять утерянный. В нашей семье, насколько я помню, письмо тоже обсуждалось и было, вслед за прогрессивной общественностью, осуждено. Всеобщая психопатия ниспровержения и осуждения не дала шансов крайне политизированному обществу тех лет обсудить письмо трезво и с холодной головой. Интеллектуалы хмыкнули "сталинистка!", толпа закидала камнями, да и все.
    Теперь, по прошествии 20 лет и с высоты пережитых нами катастроф, распадов и коллапсов, стóит перечитать еще раз. Не для того, чтобы безоговорочно оправдать (чрезвычайное количество марксистского вздора никуда не делось), а чтобы осмыслить заново. Впрочем, от дальнейших комментариев воздержусь, судите сами.
    Н. Андреева
    НЕ МОГУ ПОСТУПАТЬСЯ ПРИНЦИПАМИ
    ("Советская Россия" 13 марта 1988 г., с. 2.)

    Написать это письмо я решила после долгих раздумий. Я химик, преподаватель в Ленинградском технологическом институте имени Ленсовета. Как многие другие, являюсь куратором студенческой группы. В наши дни студенты после периода общественной апатии и интеллектуального иждивенчества постепенно начинают заряжаться энергией революционных перемен. Естественно, возникают дискуссии - о путях перестройки, ее экономических и идеологических аспектах. Гласность, открытость, исчезновение зон, запретных для критики, эмоциональный накал в массовом сознании, особенно в молодежной среде, нередко проявляются и в постановке таких проблем, которые в той или иной мере "подсказаны" западными радиоголосами или теми из наших соотечественников, кто не тверд в своих понятиях о сути социализма. О чем только не заходит разговор! О многопартийной системе, о свободе религиозной пропаганды, о выезде на жительство за рубеж, о праве на широкое обсуждение сексуальных проблем в печати, о необходимости децентрализованного руководства культурой, об отмене воинской обязанности... Особенно много споров среди студентов возникает о прошлом страны.

    Читать далее )

    chatlanin: (Default)
    Увидел в магазине увесистую книжку "Миллионер". В авторах значится Артем Тарасов, известный в свое время торгаш, как и многие олигархи, сделавший состояние на поставках персоналок в Союз. В книге есть много примечательного о нравах, царивших на излете СССР, о первых кооперативах, о криминале, что называется, изнутри.
    Например, Тарасов хвастает, что одно время платил по 35 тысяч полновесных советских рублей в месяц своим программистам, среди которых был и разработчик легендарного "Лексикона" Веселов. Даже если "миллионер" брешет, и сумму надо уменьшить в два-три-четыре раза, такие зарплаты, при среднем жаловании в 150 рублей, не укладываются в голове. В другом месте автор поделился о том, как чуть не стал министром, уже не советским в виду кончины к тому времени СССР, а россиянским, но отказался (это к вопросу о том, кто управлял нами при ЕБНе). А еще Тарасов посвятил почти целую главу Еремею, назвав его питерским журналистом, сумевшим выудить у знаменитого и очень занятого советского миллионера нечто вроде мемуаров.
    В общем, книжка небезынтересна, хотя не стóит тех денег, что за нее хотят. Поэтому отправил ее обратно на полку.

    Уточнение. Оказывается, упомянутый в книге журналист Михаил Болотовский это не наш журналист Михаил Болотовский ака Еремей, а его троюродный брат. Так тоже бывает, друг Горацио.
    chatlanin: (Default)
    «УЧИТЫВАЯ, что Войнович В. Н. систематически занимается враждебной Союзу ССР деятельностью,
    наносит своим поведением ущерб престижу СССР, Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

    На основании статьи 18 Закона СССР от 1 декабря 1978 года «О гражданстве СССР» за действия,
    порочащие высокое звание гражданина СССР, лишить гражданства СССР Войновича Владимира Николаевича…»

    Председатель Президиума Верховного Совета СССР Л. БРЕЖНЕВ
    Секретарь Президиума Верховного Совета СССР М. ГЕОРГАДЗЕ
    Москва, Кремль, 16 июня 1981 г.






    Читаю интервью очередного экс-"властителя дум", одарившего, так сказать, русскую литературу великим Чонкиным.
    Когда я написал первые главы и стал кому-то показывать, уже тогда нашлись люди, которые возмущались, что я издеваюсь над русским народом, что, конечно, чушь. Но потом я был наказан, меня изгнали из Советского Союза фактически из-за Чонкина.

    — Трудно представить, что чувствует человек, которого выгоняют из страны, в которой он живет, лишают гражданства…

    — Хотя я и предполагал, что это случится, но  почувствовал себя очень оскорбленным. Написал письмо Брежневу. Что, мол, «господин Брежнев, вы меня лишили гражданства незаслуженно, я не подрывал престижа Советского Союза, потому что у Советского Союза никакого престижа нет. И его нет благодаря вашим собственным усилиям и усилиям ваших коллег. И, по существу, вам надо лишить гражданства себя самого». Я написал, что «ваш указ я не признаю и считаю его не больше чем филькиной грамотой. У меня нет сомнения, что все ваши указы будут в скором времени отменены, а моим читателям придется сдавать по 20 кг ваших сочинений за одну книгу о солдате Чонкине». Ответа на это письмо не было. Ответ на это дала история.

    Феерический напыщенный идиот! Постыдился бы гордиться таким на редкость глупым письмом и таким пафосом, не показывал бы свое убожество. Да и ответ история уже дала, даже долго ждать не пришлось.
    Остается только процитировать Хармсовские "Четыре иллюстрации того, как новая идея огорашивает человека, к ней не подготовленного":
    ПИСАТЕЛЬ: : Я писатель!
    ЧИТАТЕЛЬ: : А по-моему, ты говно!
    (Писатель стоит несколько минут, потрясенный этой новой идеей и падает замертво. Его выносят.)

    chatlanin: (Default)
    PS К "9 роте". А вообще, Бондарчук-мл., в художественном поиске, все сильно исказил. Не было никакого рукопашного боя и не было таких потерь (по фильму - в живых остался только один). Даже в самую последнюю, критическую для наших атаку духи подошли к высоте не ближе 50 метров, а кое-где - 10-15 метров. Вот и все. И уж конечно, никто никого не забывал. Десант своих не бросает(c). "С первого массированного обстрела высоты 3234 к ней было приковано внимание всех, включая командующего ОКСВ генерал-лейтенанта Б. Громова."
    Мещанинов Д. «Афганистан: бой у высоты 3234»

    Вооруженные формирования душманов неоднократно пытались сбить оборудованные на стратегически важных высотах афганские и советские блок-посты, охраняющие район дороги Гардез – Хост от проникновения мятежников. Наиболее ожесточенная схватка произошла в районе высоты, обозначенной на карте отметкой 3234…

    15:30. По высоте, контролируемой взводом старшего лейтенанта В. Гагарина, выпущено несколько десятков реактивных снарядов. Одновременно с трех сторон начался обстрел из гранатометов, безоткатных орудий. Пользуясь непростреливаемым «мертвым пространством» за скальными выступами, крупный отряд мятежников смог приблизиться на расстояние до 200 метров к советскому посту.

    16:10. Под прикрытием массированного огня мятежники с криками: «Ал-лах-акбар!» — с двух направлений бросились в атаку. Все они были одеты в черную униформу с прямоугольными черно-желто-красными нашивками на рукавах. Их действия координировались по рации. Спустя 50 минут атака была отбита: 10-15 душманов убиты, около 30 ранены.

    17:35. Вторая атака мятежников на сей раз началась с третьего направления. Она была отражена личным составом взвода старшего лейтенанта Рожкова, выдвигавшегося на усиление поста. Одновременно к нему продвигался разведвзод старшего лейтенанта А. Смирнова.

    19:10. Началась третья, самая дерзкая атака. Под прикрытием массированного огня из пулеметов и гранатометов мятежники, не считаясь с потерями, шли в полный рост. Грамотные и решительные действия советских воинов позволили и на этот раз отбросить противника. В это время был получен радиоперехват: главари контрреволюции из Пешавара благодарили командира «полка» мятежников за взятие высоты. Поздравление оказалось преждевременным.

    С восьми вечера до трех ночи следующего дня вертолеты увозили в направлении Пакистана убитых и раненых, подвозили боеприпасы и подкрепления мятежникам, продолжавшим атаки. Их было еще 9. Последняя, двенадцатая по счету, наиболее отчаянная, когда противнику удалось приблизиться к посту на 50, а на отдельных участках — на 10-15 метров.

    В критический момент подоспел разведвзвод старшего лейтенанта Смирнова, с ходу вступивший в бой и окончательно решивший его исход в пользу советских воинов. Когда подошла помощь, у каждого из защитников поста на высоте 3234 оставалось меньше, чем по магазину с патронами на каждого. Ни одной гранаты на посту уже не было.

    Когда рассвело, на поле боя были обнаружены брошенные мятежниками безоткатные орудия, пулеметы, минометы и гранатометы, ртутные наступательные гранаты, автоматы английского производства [ch - подчеркнуто мной. Опять англичанка гадила?].


    Генерал-лейтенант Громов Б. В. «Афганистан: итоги и выводы»

    ...Анализируя наши афганские будни, тяжелые бои, постоянно думаю о том, как быстро, когда это необходимо, наши молодые воины, вчерашние учащиеся и студенты, рабочие и колхозники и даже так называемые «металлисты» и рокеры, в ходе службы проходят подлинную школу патриотизма и интернационализма и осознают реальную необходимость ожесточенной борьбы с врагом. Большая заслуга в этом наших офицерских кадров, политработников, партийных и комсомольских организаций. Любовь к Родине, к своему народу, верность воинскому долгу всегда отличали советского воина. Так было и в годы интервенции, и в годы Великой Отечественной войны, так будет и впредь. Мне кажется, что проявление именно этих качеств является главным, определяющим итогом тех испытаний, которые выпали на долю наших военнослужащих, проходивших службу в Афганистане.

    Чтобы подтвердить это, я приведу пример геройского поведения солдат в бою. Расскажу о подвиге младшего сержанта В. Александрова и рядового А. Мельникова. За него они удостоены звания Героя Советского Союза.

    7 января 1988 года по высоте 3234 )

    July 2017

    S M T W T F S
          1
    2345678
    9101112131415
    161718 19 20 2122
    23242526272829
    3031     

    Syndicate

    RSS Atom

    Style Credit

    Expand Cut Tags

    No cut tags
    Page generated Jul. 24th, 2017 12:50 pm
    Powered by Dreamwidth Studios